Прорыв на Дальнем Востоке и экономические отношения

Беседа с губернатором Хабаровского края, председателем Дальневосточной ассоциации экономического взаимодействия Виктором Ишаевым. Середина девяностых годов.


Содержание

Беседа с губернатором Хабаровского края, председателем Дальневосточной ассоциации экономического взаимодействия Виктором Ишаевым. Середина девяностых годов. — Виктор Иванович, разговор у нас с Вами пойдет о внешнеэкономической деятельности огромных территорий востока России, о могучем и, увы, пока не востребованном потенциале этой земли. Но может для начала стоит вспомнить о месте российского Дальнего Востока в Азиатско-Тихоокеанском регионе? — Тогда почему бы не начать с осознания уникальности и важности для судеб всего человечества этого самого Азиатско-Тихоокеанского региона? Еще в прошлом веке один экономист, на которого в нашей стране нынче не модно ссылаться, звали его Карл Маркс, — предсказал «доминирующую роль Тихого океана в международном обмене будущего».

Отель в ХабаровскеЭто мы теперь и наблюдаем со всеми вытекающими последствиями в области ограничений, товарных войн, с особенностями, которые несет сертификация продукции региона. Например, валовый национальный продукт большинства государств бассейна растет значительно быстрее среднемировых показателей. Наиболее быстрыми темпами осваиваются как раз районы, обращенные в сторону Тихого океана. Общеизвестно и то, что Тихоокеанский бассейн выдвинулся на первое место в мире по темпам роста внешнеторговых потоков. Наконец, здесь самым непосредственным образом соприкасаются интересы таких крупнейших и влиятельных государств, как Россия, США, Китай, Япония и др. Разрабатывая стратегию внешнеэкономического и торгового сотрудничества, мы, разумеется, не можем не учитывать этот повышенный политический и экономический динамизм. Помним при этом и об особой роли, потенциальных возможностях нашего российского Дальнего Востока, о котором за рубежом не всегда имеют правильное представление.

По собственному опыту знаю, что нередко всю российскую территорию к востоку от Уральских гор называют Сибирью. Между тем, это неверно: Сибирь и Дальний Восток вполне самостоятельны и в географическом и в экономическом отношении. В нашу межрегиональную ассоциацию экономического взаимодействия субъектов федерации Дальнего Востока и Забайкалья входят Хабаровский и Приморский края, Амурская, Магаданская, Камчатская, Сахалинская, Еврейская автономная области и Якутия (Саха). Расположены они на территории более чем в шесть миллионов квадратных километров. Наш Дальневосточный регион — неотъемлемая часть России, которая не имеет отдельных, сепаратных от страны целей. Но удаленность от основных промышленных центров Российской Федерации, стран СНГ и географическое тяготение к Тихоокеанскому бассейну ставят задачу оптимального участия нашего региона, его экономического потенциала в международном разделении труда. — Вы имеете в виду благоприятную для сотрудничества транспортную схему? — Не только, хотя это обстоятельство я поставил бы на одно из первых мест. Ведь после распада Советского Союза мы потеряли многие порты, которые находятся в Прибалтике, Грузии, на Украине… У России остались в основном северные и восточные порты. В том числе в нашем регионе такие мощные как Владивосток, Находка, Восточный, Совгавань, Ванино, Маго, Де-Кастри — практически все они находятся в незамерзающей зоне круглогодичного действия. Между собой и с западными районами России порты связаны Транссибирской и Байкало-Амурской железнодорожными магистралями, автотрассами. Это надежный выход всех стран Азиатско-Тихоокеанского региона не только вглубь России, но и на Европейские рынки, во все государства СНГ, которые, кстати, проявляют очень большой интерес к перевалке своих грузов через наши порты. Сегодня мы связаны со всем миром надежными воздушными маршрутами. Хабаровский аэропорт принимает и обслуживает самолеты любого класса без ограничений. Здесь находится важнейшая транзитная зона для авиаперевозок через евразийский континент в оба направления. Для многих путешественников, направляющихся из Западной Европы в район Тихого океана и обратно, — это место обязательной посадки. Это одна, так сказать, благоприятность, стимулирующая нашу внешнеэкономическую активность, в ряду многих других.

Я бы особо отметил и соседство с державами, сильно отличающимися от нас наличием природных ресурсов, степенью их освоения, общим уровнем экономического развития, структурой производства… Наличие взаимодополняющих потребностей создает объективную основу для устойчивого и взаимовыгодного сотрудничества в разных областях начиная с товарообмена продукцией, заканчивая общими центрами сертификации. — Вы это говорите как бы в будущем времени. А что уже сделано и делается для развития внешнеэкономических связей дальневосточных территорий? — За последние три года внешнеэкономический оборот только Хабаровского края возрос почти в три раза и составляет сейчас более миллиарда долларов. У нас в крае создано около пятисот совместных предприятий с зарубежными компаниями. Три года назад их было только двадцать. Многие работают весьма продуктивно, с большой пользой, несмотря на политическую и экономическую нестабильность в государстве российском, его качанием из-стороны в сторону как в плане законодательства и областей регулирования, декларирования, сертификации, так и общей стратегией. Тут мы в нашем регионе, администрация края, многое делаем, чтобы создать нашим иностранным партнерам режим наибольшего благоприятствования. Например, освободили совместные предприятия на первые три года деятельности от уплаты налогов в местный бюджет, облегчаем требования, снижаем административные барьеры. Это наше право и мы первые и пока, кажется, единственные им воспользовались. По ряду серьезных проектов, осуществляемых иностранными инвесторами, краевая администрация выступает экономическим гарантом на уровне местного правительства. Отличаемся мы, видимо, и тем, что ни у кого не просим кредитных ресурсов. Общаясь с высокими правительственными чиновниками других стран говорим им: если есть у вас возможность помочь России в проведении рыночных реформ, создайте за счет этих средств гарантийный или страховой фонд, который защитит от риска ваших бизнесменов, работающих на наших территориях. Это первый путь. И второй — отдайте эти деньги вашим же бизнесменам, деловым людям в виде кредитов в их предприятия, которые они будут открывать на российском Дальнем Востоке.

А мы поможем им найти достойных партнеров в России, и попытаться решить их проблемы, связанные с международными проектами. Первые из них, и это естественно в нашем таежном краю, появились в лесном комплексе, это отрасли с ярко выраженной экспортной специализацией. Напомню, что свыше сорока процентов территории российского Дальнего Востока покрыто лесами, в большинстве своем ценных хвойных пород. На юге края находятся уникальные широколиственные леса, где много ясеня, ореха манчжурского, ильма и других пород незаменимых в изготовлении и отделке дорогой прочной мебели, судостроении… Экспортная квота предприятий лесной и деревообрабатывающей промышленности края в среднем составляет около двадцати процентов. Если исходить из наших потенциальных возможностей, то это ничтожно мало. Мы могли бы без ущерба для природы ежегодно заготавливать 25-30 миллионов кубометров леса, для этого вполне хватает в нашей тайге не только спелых и приспевающих насаждений, но и перестойных, которые просто необходимо как можно скорее срубить. — Но сырье, в том числе и лесное, не вечно. Оппозиция нынешних властей подвергает их критике, во многом обоснованной, за ярко выраженную сырьевую направленность российского экспорта. При этом, правда, звучат душераздирающие политические вопли о распродаже России. Согласитесь, есть некоторая ущербность в том, что свыше 70 процентов в наших поставках занимает сырье и лишь около трех процентов — доля продукции машиностроения.

Над набережной в Хабаровске

Хабаровск вид на набережную

— Давайте спросим у этих оппозиционеров, когда было по-другому? Это теперь постепенно меняется структура нашего экспорта. Мы привлекаем фирмы разных стран для налаживания совместных производств по глубокой комплексной переработке сырьевых ресурсов. Конечно, продавать готовую сертифицированную по международным стандартам продукцию несравненно выгоднее, нежели сырье или полуфабрикат. Например, тонна вискозной целлюлозы, которую производят у нас в городе Амурске, стоит на внешнем рынке до полутора тысяч долларов. На ее изготовление идет 5,6 кубометра хвойных балансов, за каждый из которых при экспортной продаже выручаем всего по 38 долларов. Такая вот грустная арифметика, вся нам в убыток. Казалось, давно бы пора Японии, например, которая почти тридцать лет закупает в большом количестве нашу древесину, помочь нам современными технологиями, передовой техникой в организации производств по глубокой переработке леса. Но вот листаю кипы — «протоколы намерений», отчеты о пребывании десятков делегаций — что-то не спешат они оснащать нас такой техникой и технологиями. Если и ведут переговоры об организации совместных предприятий, то дело, как правило, ограничивается желанием производить полуфабрикаты, скажем, пиломатериалы или, например, деревянные пищевые палочки.

Фото во время интервью

Губернатор

Уже десятилетия схема экономических отношений нашего лесного комплекса с японскими партнерами до обидного примитивна. Мы продаем туда свой не переработанный лес и за большую часть валютной выручки покупаем там же дорогущую технику для его заготовки. Потом эта техника выходит у нас из строя, и мы опять расплачиваемся следующим объемом нашего сырья за их новую технику. Так вот ходили по кругу, и мирились с тем, что японская сторона год от года взвинчивала цены на свою лесозаготовительную и дорожную строительную технику. Продолжалось это до тех пор, пока руководители нашего лесного ведомства не договорились по случаю с американской фирмой о закупке сотни их бульдозеров и других машин и не создали транспортное предприятие автосервиса по обслуживанию этой техники, для которой оформили сертификат соответствия на услуги автосервиса (СТО), чтобы подтвердить статус и качество предлагаемых услуг.

У нас теперь с каждым днем появляется все больше возможностей разрушать монополию иных фирм, привлекать новых партнеров для создания наукоемких производств, которые выпускали бы конкурентно — способную продукцию с высокой долей добавленной стоимости. Активный интерес к нашему рынку и готовность строить отношения на новой, не только сырьевой основе, высказывают крупные фирмы Америки, Австралии, Новой Зеландии, Таиланда, Сингапура, Гонконга. А уж возможностей для широкомасштабного взаимовыгодного сотрудничества у нас очень много. Стоит сказать лишь о богатствах наших недр и вод. Олово, золото, железная руда, уголь, нефть, газ, якутские алмазы, удоканкая медь — месторождения всех этих полезных ископаемых отличаются огромными достоверными запасами. Поистине неисчислимы биоресурсы наших морей, рек. В развитии энергетики мы особые надежды связываем с освоением богатейших. месторождений нефти и газа на шельфе Сахалина. Надеемся, что удастся, быть может с помощью иностранных инвесторов, достроить Бурейскую ГЭС, что позволит территории решить на ближайшие годы энергетическую проблему. — Виктор Иванович, как подумаешь, на каком богатстве мы «сидим», становится горько и обидно, что России, как какой-нибудь слаборазвитой стране, приходится принимать гуманитарную помощь, просить других решать наши социальные вопросы… — Я считаю, что гуманитарная помощь в том виде, как она нынче осуществляется, не нужна, и даже вредна. Не надо раздавать «рис ложками», это развращает людей. Другое дело, когда помощь идет именная тем, кто в ней действительно нуждается в детские дома, дома престарелых, в медицинские учреждения.

Хабарвская набержная

Хабаровск 2

Мы, например, бедствуем без некоторых видов специализированной медицинской техники, которую отечественные предприятия пока не выпускают. Но вот такую гуманитарную помощь получаем не часто. При всех превратностях нашей теперешней экономической судьбы я бы отметил значительные позитивные сдвиги, произошедшие в создании инфраструктуры края за последние два-три года. Только в Хабаровске построено около двух десятков гостиниц, а было всего семь.

Открыты рестораны японской, китайской, корейской кухни, в которых созданы программы производственного контроля, согласно которым ведется эффективная система отслеживания за проведением периодических медицинских осмотров персонала. Три мощные, конкурирующие между собой компании организовали надежную мобильную, в том числе и спутниковую, связь нашего региона с любой точкой земного шара. Весьма интенсивно развиваем внутреннюю телефонную, так всем необходимую связь… До конца тысячелетия остается менее пяти лет. Срок небольшой, но мы стремимся к большим преобразованиям нашей жизни вместе со всеми добрыми друзьями и соседями по Азиатско-Тихоокеанскому региону. Вел беседу Б. Резник. Дальневосточное обозрение Май 1995 (Far East Review Magazine May 1995) Большая часть интервью актуальна и по сей день, и в нашем 2017 году.