Отдал на хранение товар вместе с сертификатами

«Замороженная» водка находится на складах и не идет на рынок

 

Замороженная водка

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Конечно, водка «заморожена» не в прямом смысле. Признаюсь — использовал профессиональный торговый термин. А там «замороженными» принято считать товары, долгое время лежащие на складах по каким-то причинам без движения. Нет ничего хуже. Затраченные на товар сырье, труд людей, на расходы на сертификацию и лицензию Ростехнадзора обязаны при реализации обернуться прибылью для владельца бизнеса и этих «замороженных» на складах денег. Вместо этого уходят отпущенные на сохранность дни, растут убытки.

Причины «залежалости» водочной продукции

По справке АОЗТ «Иркомпо», на его складах скопилось на начало февраля нынешнего года арестованных в Иркутске и нескольких близлежащих населенных пунктах и свезенных туда винно-водочных изделий более 214 тысяч бутылок. Если перевести в деньги — около трех миллиардов рублей. Это итог борьбы с суррогатным алкоголем, организованной по принципу: лес рубят — щепки летят. Все количество арестованных винно-водочных изделий назвать суррогатом нельзя. Причины ареста его в дневные и ночные рейды контролирующих органов и милиции разные. В том числе отсутствие необходимых документов на момент проверки, а не только качество. Отдельные винно-водочные изделия без установления, хороши они или плохи, лежат с сентября прошлого года. Хотя, пожалуй, оговорился — движение алкогольной продукции есть. На днях местное телевидение показало: на экране из опрокинутых проверяющими органами бутылок лилась водка в канализационные стоки. Туда же стекала жидкость из автоцистерн, названная диктором за кадром «спиртосодержащей». Смотрел я эти кадры, и невольно вспомнилось, как прокурор города в «застойные годы» мне, работавшему в то время директором плодоовощной базы, грозил тремя годами лишения свободы за то, что я отдал распоряжение помидорную гниль вывезти в городской отвал, а не на корм скоту. Может быть, теперь мы стали намного богаче? И не стоит утруждать себя дознанием, годна ли «спиртосодержащая» жидкость на какие-то иные хозяйственные цели? Но вот заглянули корреспонденты телевидения в одну из больниц, и врач сказал: сгодилась бы для их нужд. Больницы сегодня спиртами обеспечиваются слабо.

Кто может помочь в решении проблемы — органы?

Ни санэпиднадзор, ни госстандарт не хотят взваливать на себя бремя ответственности. Зачем им лишние тревоги? Есть формальные причины уйти в сторону. Очевидно, полагая, что сложные вопросы должна решать лошадь — у нее голова большая. Меж тем, заметим, постановление губернатора о пресечении нарушений в реализации алкогольных напитков одобрили.

Отдал на хранение товар вместе с сертификатами

— Я просто влип, — говорит В. Тузлуков. — Отдал склад для хранения, выделяю транспорт рейдовым бригадам. Было обещано, что «Иркомпо» издержки по хранению изъятой алкогольной продукции и ее транспортировке возместит из средств от продажи качественных винно-водочных изделий, которые арестованы. Сегодня такая продукция у меня есть, но продать я ее не могу. — Вся причина в том, что разработчики решений по контролю реализации алкогольной продукции в области, кроме жестких мер по изъятию, других не придумали, — поясняет Н. Егорова, начальник территориальной инспекции по торговле и качеству товаров. — Они не разработали механизм возврата арестованной качественной продукции в торговлю. В результате происходит перекладывание ответственности с ведомства на ведомство, и никто не хочет быть «крайним». Однако сроки ограничения реализации есть и на винно-водочные изделия. Еще несколько месяцев потянули вопрос, и тогда действительно придется сливать все в канализацию. — Я не могу понять, — говорит В. Тузлуков, — почему такая сложность в простом вопросе? Арестовали алкогольную продукцию у продавца из-за нарушений правил ее продажи. В десятидневный срок он должен объяснить причину.

Предъявить надлежащие документы, паспорт на продукцию, оплатить расходы по ее хранению и забрать. Если он этого не сделал или вообще не появился, бросив свой товар, а таких немало, то естественен вопрос: где он эту продукцию взял? Значит, она или «левая», или выработана в «подпольном» цехе. Такого продавца надо привлечь к уголовной ответственности, а продукцию пропустить через все анализы. Хорошую — продать или переработать. Отраву — вылить. Деньги от реализации доброкачественной оприходовать в бюджет за вычетом выплат по издержкам хранения и лабораторных работ.

Все просто. А у нас какая-то «бодяга». Кому это надо? А ведь и правда, кому это надо? Есть желающие ответить? Что за условия эксплуатации нездоровых идей?