Главная » Архивы-2 » Закон, производство и сертификация российской мясной продукции

Закон, производство и сертификация российской мясной продукции

В экономической жизни предприятий одной отдельно взятой страны не бывает сугубо личных проблем, важно чтобы для отрасли были созданы все необходимые технические условия. Как правило, они общие, потому что государство одно и законы для всех одни. Конечно, есть нюансы, но они субъективны. Для решения же общих проблем принято объединяться. В России, несмотря на короткий период новой истории, работают уже десятки союзов и объединений различных предприятий. Есть у нас и Мясной союз. Несмотря на то, что зарегистрирован он только в середине прошлого года, сделал он для российской мясной промышленности уже немало. Наш корреспондент беседует с Председателем Совета Мясного Союза России, академиком РАСХН Иосифом РОГОВЫМ.

Чудес в требованиях технических регламентов и в производстве не бывает, и я в них не верю.

Но у меня оптимистический взгляд на будущее на возможности нашей пищевой продукции.

— Мясной Союз был создан тогда, когда этого потребовало время перемен к характеристикам продукции и производству мяса В РФ. После августовских событий 98-го года фактически все предприятия мясной промышленности России оказались на грани выживания.

Причина проста: большинство из них почти наполовину, а иногда и больше работали на импортном сырье, а  одна только стоимость экспертного заключения стало состоянием для мелких производителей.

Резкий взлет валютного курса, а соответственно и цен на сырье в рублевом эквиваленте, при сильном падении платежеспособного спроса населения могли оставить наши комбинаты без сбыта, другими словами сделать их банкротами.

услуги по технической документации для пищевой проодукции

Что подлежит  и не подлежит обязательной сертификации?

Именно тогда и появилась необходимость объединяться. Вопросов назрело очень много, но самый больной, который надо было срочно решать – это проблема с таможенными кодами, затем с сертификацией, затем с декларированием, и сложность составила и  получение заключения роспотребнадзора.

Вернемся к таможне — когда все таможенные коды ТН ВЭД составляли, видимо, с профессионалами никто не советовался. В результате получилось, что их несоответствием воспользовались недобросовестно работающие предприниматели, нормально же работающие комбинаты и операторы рынка несли убытки. Теряла десятки миллионы долларов и государственная казна.
Эти коды, а также таможенные пошлины на мясопродукты стали первым делом, за которое мы тогда взялись.

Надо учесть, что Мясной Союз в конце 98-го года еще только формировался. Несмотря на это, путем долгих переговоров, написания огромного количества аналитических записок, нашей инициативной группе все-таки удалось объяснить и доказать представителям таможни и Правительству необходимость изменения вышеназванных позиций не только в интересах производителей мясной продукции, но и в интересах государства. Подробно об этой ситуации и о сути исправленных тарифов и кодов ТН ВЭД в вашей газете уже рассказывал Мушег Мамиконян, председатель правления нашего Союза и один из их разработчиков.
— Но проблемы мясной промышленности связаны не только с кодами и таможенными тарифами. Помимо них существуют еще и другие вопросы, связанные, например, с нашими внутренними налогами…
— Скажем так, была одна большая проблема – ставка НДС. Хотя, если говорить точнее, то возникла она в июле прошлого года, когда вышло постановление Правительства об увеличении налога на добавленную стоимость с 10 до 20 процентов.
К сожалению, у нас никто и никогда не считает последствий принятия подобных решений.
После продолжительных дебатов с представителями Правительства мы вместе с Минсельхозпродом все-таки смогли доказать, что увеличение НДС не только бессмысленно, но и опасно для мясоперерабатывающих предприятий. Сегодня НДС составляет 10 процентов.
Хочу только добавить, что никто Мясному союзу спасибо не сказал. И это на самом деле хорошо. Значит, мы делаем то, что должны делать и это наша естественная работа.
— Над чем сейчас работают в Союзе?

срок действия сертификата соответствия

Какие проблемы с документацией строгой отчетности предстоит решить в ближайшее время?

— Задач перед нами стоит много, и все очень важные. Главное сейчас – решить вопрос документы строгой отчетности, а с Законом о профессиональных союзах. Документ этот существует давно,  и не смотря на то, что не все знают какова стоимость разработки технической документации в таком виде, все же главное, что они уже есть.

Как влияет стоимость государственной экспертизы проектной документации?

Что уж говорить впустую о какой-то экспертизе и проектах, ведь уже два года главный, уже разработанный документ «пылится» лежа пустым грузом в Государственной Думе. Хочется надеяться, что может быть, новый созыв все-таки доберется до него и он  сможет получить экспертное заключение и затем будет наконец принят.

Пищевой продукции сертификация
Почему мы не добиваемся принятия этого Закона? Во-первых, он должен определить юридическую и правовую основу нашей работы. Во-вторых, он позволит избежать в дальнейшем принятия органами власти некомпетентных постановлений. Достичь этого можно в том случае, если представители Союза будут участвовать во всех заседаниях властных структур, где решаются вопросы отрасли, включая такие нормативные документы: обоснование безопасности, обоснования  к требованиям технических регламентов. Пусть у них не будет права голоса, но они будут выражать мнение профессионалов, которых, кстати сегодня не так уж и много.

Должна быть разработана ППК

Именно с эти связана другая проблема. За последние десять лет в нашу промышленность приходили люди, которые вообще не имели понятия, чем они занимаются. А ведь в мясной отрасли, как ни в какой другой, есть свои особенности, И основу ее составляет ветеринарно-санитарная экспертиза сырья и готовой продукции, которая должна быть непрерывной. Конечно, такой процесс под силу лишь мощным и средним комбинатам, там высока стоимость услуги по специальной оценке условий труда. На мини заводе, если на нем нет хороших специалистов, сделать это фактически невозможно. Предусмотрена и разработка программ производственного контроля (ППК) для таких предприятий. Структура ее составляется в произвольной форме, но обязательно должны быть отражены потенциальные опасности для человека той деятельности, выполняемой работы, оказываемой услуги, которая выполняется на объекте производственного контроля. Во внимание принимается также мощность объекта, возможные негативные последствия из-за нарушения санитарных правил.

Отсутствуют гарантии безопасности и качества продукции

У нас же, благодаря нашему безрассудству, подобных мини предприятий расплодилось большое количество взамен не структурированных гигантов. Что в результате? Возможно ли на маленьком заводике содержать ветеринарно-санитарную службу? Конечно нет. Соответственно и гарантии безопасности и качества продукции отсутствуют. Мало этого, думаю, что и весь бизнес у них теневой: они вне налогов, вне таможни. А это фора -–30-40 процентов перед другими, открыто работающими предприятиями. Естественно, что при таких условиях подобные маленькие структуры занимают сегодня почти 40 процентов рынка. Но им иногда и этого не хватает: доходит до того, что они подделывают декларации, сертификаты и упаковку. И ставят на свою продукцию этикетки крупнейших заводов, например Черкизовского или Кампомос.
Конечно, не все мини-заводы не соблюдают технологии, уходят от налогов. Есть десяток предприятий, которые сумели привлечь к себе старых мастеров, сделать эксклюзивную продукцию. Но, к сожалению, это пока исключение из правил. Задача наша не стоит в уничтожении их или полном запрещении. Этого делать нельзя. Но разработать и создать четкую систему контроля над ними – нужно обязательно.
— Учитывая все вышеназванные проблемы вкупе с экономической и политической обстановкой в стране. Не думаете ли Вы, что дальнейшая судьба Союза туманна?
— На самом деле, сомнения есть у многих, но с другой стороны, невозможно, чтобы недавно созданная структура сразу выполнила все задачи, которые перед ней стоят. Чудес не бывает, и я в них не верю.
Самое главное для нашей работы, чтобы государство наконец-то определило правила игры хотя бы на 5 – 10 лет. В этом случае можно составить нормальный план работы и постепенно решать накопившиеся за все эти годы проблемы с тех. документацией и с ее оформлением. Тем более, что сегодня у нас в Союзе подобралась хорошая команда, которая знает свое дело. Поэтому у меня оптимистический взгляд на наше будущее.