Возможность инвестиций в производство в текущих условиях

2001 г.

Рост промышленности в республике сыграл с директоратом Удмуртии злую шутку. Возникла возможность хорошо отчитываться, однако реальных успехов пока не наблюдается. Только 12% предприятий республики занимаются внедрением новых технологий, остальные могут предоставить технические условия для роста, но неуклонно деградируют. А тенденция такова: заводам инвестиции нужны, а вот самим директорам иногда — нет.

Сарапульский машиностроительный завод, производящий буровые долота, тоже наблюдается в списках «динамично развивающихся». Дескать, и рост есть, и сбыт налажен. В правительстве этому верят, тем более что и налоги кое-какие собирались.

Другое дело, что в последний год Сарапулмашзаводом ежемесячно реализуется продукции всего на 15 млн рублей. Для предприятия, работающего на государственный нефтегазовый комплекс России, это ничтожная цифра. Уровень оборота фирмы — однодневки. Хотя для работы в полную мощность практически казалось бы есть все необходимое: сертификаты соответствия, лицензия, все техническая документация для производства, в проекте даже автомастерская по ремонту машин и служебного транспорта, для которой оформлен сертификат соответствия на услуги СТО, но нет денег на все эти проекты и развитие мощностей.

Но иного ожидать не приходится: самое новое, «как бы» эксклюзивное оборудование на заводе двадцатилетней давности. Однако директора Сарапулмашзавода Николая Макарова это, похоже, не волнует. Видеть инвестора на своем заводе он не желает: «Как я отношусь к инвестору? Отрицательно! Почему? Потому что отрицательно!»

Однако реальная ситуация такова, что при таком инфантильном подходе через 1-2 года завод просто умрет. Технический дефолт, предсказываемый на 2003-2004 годы, — это не журналистская шутка, это реальный процесс. Мы же рискуем прочувствовать все его прелести качественного перехода в развал в самые ближайшие годы, причем на примере с виду благополучных предприятий. Хотя позиция руководства завода тоже по-своему логична и понятна.

Два месяца назад Николай Макаров стал ко всему прочему основным держателем акций Сарапулмашзавода. Тогда ему удалось купить 20% акций у некоего Айвы Абрамовича Буки. Сумма сделки ориентировочно оценивается в 250 тысяч долларов США (7,5 млн рублей).

Где Получить техннические условия на производстве технические условия или откуда деньги на все?

По-видимому, в сделке либо участвовал криминальный «черный нал», либо средства были выведены из оборота Сарапулмашзавода.

 

Теперь в руках Макарова и подставных лиц (согласно государственной зарегистрированной документации на собственность) сосредоточилось не менее 40% акций завода. Около 16% из них оформлены на самого директора, остальные на его жену и некоего жителя Москвы. Для новейшей российской истории ситуация стандартна. Не менее стандартно и то, что директор-собственник просто не в состоянии что-либо инвестировать в приватизированное им предприятие.

Тем более что, по меткому выражению рабочих, на заводе Макаров знает только свой кабинет и сауну, цеха для него не существуют. Хотя Николай Макаров не желает запускать на свой завод инвестора, такой, к счастью, сам появился.

К счастью, потому что на наши предприятия, даже хорошо работающие, порой заманить сторонние капиталы практически невозможно. «Сарапулмашзаводом» заинтересовалась самарская компания АО «Волгабурмаш». Руководством АО уже разработана программа производственного контроля (ППК), которая содержит ряд индивидуальных сведений о предприятии и является результатом коллективного труда квалифицированных технологов, экологов, специалистов по охране труда. Здесь внедряют систему менеджмента качества для большей результативности бизнес-процессов, которые ведут к улучшению работы.

В советское время она была головным предприятием в объединении профильных заводов, или, в современной терминологии, холдинге. В объединение входило 4 предприятия:

  • АО «Волгабурмаш»,
  • АО «Уралбурмаш» (Свердловская область, Верхняя Серьга),
  • Драгобычский долотный завод (Западная Украина) и
  • Сарапульский машиностроительный завод им. Феликса Дзержинского.

С западноукраинским Драгобычем связь оборвалась сразу же после распада СССР, никто не получал никакой информации, документооборот, обмен письмами приостановлен. Остальные предприятия разбежались по суверенным субъектам Федерации после акционирования. Самостоятельное полуголодное существование отдельных предприятий продолжалось до 2000 года. Именно тогда АО «Волгабурмаш» пришло в Драгобыч.

Украина и условия инвестиций

Самарцам удалось сломить самостийность западенцев, не желавших видеть на своем предприятии  ни «клятых москалей», ни их денег.

Сегодня президент АО «Волгабурмаш» Андрей Ищук награжден украинским орденом «Славы и Верности Отечеству». Он стал первым россиянином, удостоившимся подобной награды. Сейчас на драгобычском заводе полным ходом идет установка современного оборудования чешского, немецкого и американского производства.

По мнению специалистов, это приведет к полному вытеснению с рынка мелких мастерских и таких предприятий, как Сарапулмашзавод, хотя и те и другие выполнят заказы и чтут государственные стандарты. Потому что и по качеству, и по цене продукции они просто не способны конкурировать с мощными и современными технологиями, уже реализованными на предприятиях «Волгабурмаша».

Однако перед самарцами возникла дилемма: продолжать пере оснастку драгобычского завода или перенаправить инвестиционные потоки в Россию, то есть в Сарапул. В первом случае Сарапул просто не выдержит конкуренции и начнет процедуру банкротства. Оценочно, в данных технических условиях процесс его вытеснения с рынка займет 1-2 года.

А это означает увольнение рабочих, неплатежи зарплат, сокращение налоговых поступлений в бюджеты. А то, что этот процесс пошел, совершенно очевидно, хотя бы по технической  документации, которую мы видели.

Заводские технические условия

Уже сегодня самарский холдинг контролирует 95% российского рынка буровых долот. Один только Драгобыч после соответствующих финансовых вливаний в три раза перекрывает объемы производства Сарапулмашзавода. Средняя зарплата в том же Драгобыче составляет 100 долларов США. Для Украины деньги немыслимые, правда, и для Сарапулмашзавода тоже, средняя зарплата там не более 50 долларов.

Тем временем в Сарапуле и в Правительстве УР были распущены слухи, что за АО «Волгабурмаш» стоит самарский криминал. Слухи аранжировались привлечением силовиков. Стандартный прием, который в свое время был применен «бизнес-элитой» и на «Уралбурмаше». Ей удалось «отстоять» завод от самарцев. В результате на предприятии на полгода окопался настоящий криминал, который успешно разграбил завод. И когда АО «Волгабурмаш» все-таки пришло на «Уралбурмаш», оказалось, что завод находится в коматозном состоянии с задолженностью в 100 млн рублей. Похоже, что в Сарапуле разыгрывается тот же сценарий. В настоящее время просматриваются два варианта развития событий.

Первый вариант:

Николай Макаров идет на инвестиционное соглашение с самарцами. В этом случае завод получит многомиллионные (в долларах) инвестиции. Самарские специалисты прогнозируют, что только за первые полгода произойдет двукратный рост объемов производства на Сарапулмашзаводе. А это выход на новые рынки сбыта и, соответственно, повышение социальной значимости завода: новые рабочие места и рост зарплаты на 100% за первые два месяца.

Второй вариант

Инвестиционные торги. То, что Сарапулмашзавод там окажется, не вызывает сомнений: кадровая дегенерация, отсутствие новых технологий и технологических инструкций и износ оборудования поспособствуют. В этой ситуации становится непредсказуемым положение руководства завода, потому что договариваться с ним во время банкротства уже никто из новых собственников не станет.