Вадим Григорьев-Башун: выставка, «сокрытая в листве»

сокрытая в листве Настоящие ценители искусства могут рассказать вам, как правильно выбрать картину или как научиться распознавать оригинал от копии. Но есть еще один рецепт от подделок: любое произведение современного искусства должно иметь сертификат подлинности. Только при наличии такого сертификата можно обезопасить свои инвестиции в искусство в будущем.

Музыкальная школа или живопись?

О Вадиме Григорьеве-Башун почему-то более всего хочется написать строками его биографии — и даже не творческой (СХШ, Петербургская академия художеств), а как раз личной. О том, что мама настояла на том, чтобы он учился игре на фортепиано, или о том, что отец, работающий на очень серьезном высокотехнологичном предприятии, как мы теперь видим, приучил сына к точности и чистоте исполнения замысла. Еще интересно, что музыкальная школа, которая была и остается важным моментом в жизни Вадима, подвела этого художника к вопросу звукоизвлечения в живописи, важности звука как составляющей образа. И вообще — что «звучит» в изображении? Фактура, цвет, момент его перехода в трехмерность, так часто эксплуатируемый ныне видеоартом? Или все молчит, если художник сам туг на ухо?

«Сокрытая в листве» книга

Проект Вадима Григорьева «Сокрытая в листве» Выставочный зал НоМИ планирует показать зрителю уже в апреле, и тоже — среди прочих авторов — в «Новой визуальности». Перед нами гигантская (высотой в метр) «книга художника», и даже в нескольких «томах». Листы каждой книги выполнены из оцинкованного железа с необыкновенным тщанием, вслед за чем ее страницы автор подверг ударам боевого самурайского меча. Это самый травматичный момент инсталляции: прекрасные, отшлифованные поверхности, как закаленная загаром молодая кожа, наделенная «следами» опыта, жизни как таковой, шрамами, ей неизбежно присущими. На правой стороне огромного разворота — фотография идущего по «пути воина» мужчины, на левой — текст-урок из книги «Хага курэ» («сокрытая в листве») Ямомото Цунетомо, главного апологета бусидо.

требование к паспорту для изделияМеталлические страницы так хрупки

Все в этой книге, включая фотографию, выполненную ручным способом печати, и текст отдельных ее глав, также выписанный рукой художника, носит следы личного, как кажется, вполне «русского» опыта Вадима. В его понимании, смерть — другая сторона страницы под названием «жизнь»; она если не радостна и желанна, то уж, по крайней мере, не трагична и абсолютно естественна. Идея страницы (а могла быть — монета?), а вслед за ней и книги, идея одномоментного присутствия двух столь разных состояний, как жизнь и смерть, спокойная мысль о принятии оборотной, или обратной, стороны жизни, какой бы она ни оказалась, составляет концептуальную часть этого проекта художника — академического графика, закончившего мастерскую Ветрогонского в Петербургской АХ, готового мужественно листать металлические страницы все еще актуальной для него «книги воина».