Главная » Архивы-2 » В условиях законности. Беседа с представителем Прокуратуры

В условиях законности. Беседа с представителем Прокуратуры

Юлия Ардашева

В условиях законностиТема коррупции (с латинского — подкуп) щекотлива. Касаться ее в СМИ не любят сотрудники правоохранительных органов. Здесь всплывают фамилии и должности, задевать которые в условиях публичности — себе дороже. И все же не говорить о коррупции, которая наносит материальный ущерб экономике и моральный власти — невозможно.

Наш собеседник — начальник отдела по расследованию преступлений в сфере экономики и должностных преступлений Прокуратуры Удмуртии Р.А.Нуртдинов.

— О борьбе с коррупцией в нашем государстве говорят на всех уровнях, а вот о ее результатах что-то слышно крайне мало. Чем это объяснить?

— У нас не обсуждались технические условия  к проекту закона о коррупции, по крайней мере, с 1993 года. Древние говорили о подобных ситуациях: «Если корабль не знает, к какому берегу держать путь, ни один ветер ему не будет в подмогу».

У нас есть в Уголовном кодексе главы, которые определяют преступления в экономике, предусматривают ответственность за них и за должностные преступления. Соответственно чиновники-преступники будут привлекаться только за то, что предусмотрено в УК: превышение и злоупотребление служебным положением, получение или дача взятки. Все это в совокупности и есть коррупция. Но если бы существовал Закон о ней, ответственность для чиновников была бы строже и меры воздействия на них были бы более существенными.

Чиновники в условиях безопасности?

В большинстве случаев чиновники знают, как уйти от ответственности. Тем более, по таким должностным и экономическим преступлениям, как незаконное предпринимательство и банковская деятельность, преднамеренное (фиктивное) банкротство, невозврат денежных средств в иностранной валюте из-за границы — у нас практически никакой работы не ведется. Опять-таки из-за коллизий в законах. Нет здесь и наступательной работы правоохранительных органов. У нас пока борьба с коррупцией сводится к борьбе с возросшим хищением: мошенничеством, присвоением, растратами и т.д.

— Такие преступления, наверное, очень сложно доказывать?

— Да и у нас из должностных лиц, привлеченных к уголовной ответственности, почти никто не признался в своих корыстных целях. Все брали деньги в интересах службы — просто, по их словам, ложно понимали эти интересы.

— Могут ли «ретивые» чиновники понести наказание за взятки, и какое?

— В зависимости от обстоятельств, условий совершения преступления и целей чиновников, берущих взятку, определяется и мера наказания.

— В республике осуждали на такие сроки?

— Наш отдел создан всего 3 года назад. За это время мы привлекли ряд крупных чиновников. 2 года назад был осужден к 3,5 годам лишения свободы председатель Комитета по охране окружающей среды по УР Гуров — за то, что получил взятку более 180 тысяч рублей. Год назад за получение взятки в 200 тысяч осужден начальник налоговой полиции Можгинского района. Уже в этом году осужден старший оперуполномоченный отдела по борьбе с экономическими преступлениями МВД Сергеев. Он получил 5 лет лишения свободы за получение взятки в 240 тысяч рублей. Люди используют свое служебное положение, иногда вводят в заблуждение «клиентов». Тот же Сергеев, зная, что у одного предпринимателя нелады с налоговой службой, решил ввести его в заблуждение — обещал уладить его проблему. За это потребовал сначала 80, а потом 160 тысяч. Предприниматель понял, что дело этим не ограничится, сообщил в ФСБ. Сергеев был задержан при получении взятки. Есть и маленькие суммы взяток. В конце 2000 года была задержана начальник отдела по защите прав потребителей Ярской администрации. Брала она от 500 до 1000 рублей. За неоднократность оказываемых услуг она получила в сумме 5 тысяч, и 5 лет лишения свободы определил ей Верховный суд. Правда, потом чуть-чуть смягчил наказание.

— В МВД России называют Удмуртию в числе тех редких регионов, где еще сажают за взятки? Почему у нас еще возможно посадить за взятку?

— Правовая система Удмуртии еще не испорчена. Большинство руководителей правоохранительных органов принципиально стоят на позиции соблюдения закона. С другой стороны, определенную помощь оказывает и общественное мнение. Иначе бы и у нас, как в других регионах, взяточники не попадали под реальное лишение свободы. Сейчас мы еще как-то не отпускаем пружину коррупции, но если не будет нужных законов и поддержки, пойдет полный разгул коррупции, взяточничества.

Какие шаги намечены по улучшению ситуации?

В условиях законностиОдним из признаков коррупции является нецелевое использование бюджетных средств. У нас оно не карается ничем. Есть статья «нецелевое использование кредита», а вопрос о бюджетных средствах подпадает под статью 285 — превышение должностных полномочий, ответственность до 3 лет лишения свободы. Допустим, чиновник попал под эту статью, получил условно 3 года. Но у нас теперь ежегодно, а то и 2 раза в год благосклонные законы об амнистии — под них подпадают все эти статьи о должностных преступлениях, начиная со злоупотреблений, все сроки до 3 лет лишения свободы. Вот к 9 Мая выйдет амнистия, и взяточник опять окажется без судимости. Какая уж тут борьба с коррупцией!

— Кажется, все способствует расцвету коррупции, а что может ей помешать, скажем, в пределах республики?

— Если прокуратура не ослабит, а может и усилит надзор за правоохранительными и другими контролирующими эту сферу органами.