Главная » Архивы-2 » Условия утилизации ракет – как остаться в живых?

Условия утилизации ракет – как остаться в живых?

Условия уничтожения ракет Владимир Михайлович Потешкин говорит о себе, что он инженер-тризовец. Свою принадлежность к основанной А.Альтшуллером школе ТРИЗ (технология решения изобретательских задач) считает важнейшей своей сущностью. Сегодня возникла острая потребность в ученых-энциклопедистах, способных собрать, систематизировать самые различные научные знания. Только так могут решаться серьезные научно-технические задачи.

Технические условия решения проблемы утилизации двигателей твердотопливных ракет

Владимир Михайлович убежден, что задача эта, насущная и актуальная для республики, не должна быть решена методом сжигания двигателей. Он уверен: при их сжигании невозможно будет избежать опасных последствий. Что при сжигании ракетных двигателей будет происходить образование новых соединений со страшными свойствами. Достаточно еще раз сказать о выделении при этом диоксина.

Помните произошедший этим летом конфликт между Россией и Казахстаном по поводу взорвавшегося над Байконуром Протона, содержавшего около 500 тонн ракетного топлива? У нас, заметим, планируется уничтожить около тысячи ракетных двигателей по 50 тонн топлива в каждом. Практически идентичного топлива.

А шум в Казахстане подняли прежде всего из-за гептила как основы ракетного топлива, из которого при горении могут образоваться диоксины.

Для справки: гептил относится к токсическим веществам I категории опасности (в 6 раз токсичнее синильной кислоты). Мало этого, он еще и мутагенное вещество. Даже в микродозах вызывает поражение центральной нервной системы, рак крови (лейкоз, лимфогранулез). У взрослых при попадании в организм 10 мг гептила начинаются судороги, коматозное состояние, заканчивающееся смертью. Ребенку достаточно ничтожной его дозы для смертельного исхода.

Известно множество случаев заболеваний с летальным исходом тех, кому приходилось иметь дело с производством топлива, закачкой его в двигатели. К тому же гептил — стабильное вещество, которое долго распадается и накапливается.

Альтернативный проект уничтожения РДТТ разработан в Санкт-Петербурге

Условия утилизации А ведь стоит учесть и то, что сжигать РДТТ у нас предполагается в ближайшие годы, при сильнейшей солнечной активности и параде планет, которые даже в МЧС учитывают как фон для возникновения различных чрезвычайных ситуаций. Вот почему Владимир Михайлович считает сжигание ракетных двигателей (как открытым, так и закрытым способом) недопустимым. Специалисты, ратующие за этот способ избавления от ракет, также вряд ли уверены в их безопасности.

Скорее, они исходят из того, что ракеты все равно нужно уничтожать, что из всех зол нужно выбирать меньшее. При этом они не видят альтернативы сжиганию. Да и денег, говорят, ни под что другое нам не дадут.

— Есть такая альтернатива! — говорит Владимир Михайлович. — Насчет денег — это уловки бездарных и жадных чиновников, которые не верят ни в науку, ни в наших людей. Да и не думают о них.

Однако не весь еще российский интеллект вывезен за границу, чтобы обеспечивать процветание тех же США. Остались и в России ученые, которые могут решать самые сложные научные и технические задачи. В том числе и задачу утилизации ракет.

Я имею в виду, прежде всего разработанную санкт-петербургским ученым Виктором Петриком технологию получения так называемого углепуха. Это вещество, разновидность фуллерена, — третья разновидность углерода (после графита и алмаза).

Это вещество XXI века. Его свойства уже оценили и ученые-экологи и нефтяники. Учеными проверено: углепух является страшнейшим врагом и гептила, и диоксинов, и люизита, и иприта, и всех прочих токсичных веществ. Так вот, наши ракетные двигатели можно уничтожать именно с помощью углепуха. Для чего следует построить (причем можно прямо на Воткинском машзаводе) гальванические ванны, в которые помещать двигатель, а потом закачивать его углепухом.

Эта проблема похожа на головоломку: как вынуть содержимое яйца, не разбив скорлупы. В нашем случае содержимое яиц еще и ядовито. Поэтому его нужно нейтрализовать до вскрытия скорлупы. Именно в этом инженерная сложность проекта. Но имеющаяся в России технология позволяет это сделать. Процесс утилизации в четырех ваннах партии в 916 двигателей займет около года. Причем все технологические элементы для этого процесса, включая и сам углепух, могут быть произведены на предприятиях Удмуртии и соседних республик. Эта технология не только более эффективна, дешева и безопасна, чем та, что предлагают нам американцы, но и может обеспечить профилактику здоровья операторов и населения.

Выбор в пользу разработки российского проекта должнен быть приоритетным

А обращение наших госчиновников к технологии Локхид-Мартин он считает следствием давней нашей беды — монополии на истину со стороны КПСС. Как результат — конформизм и нежелание думать всех остальных. — Сегодня, — уверен Владимир Михайлович, — у республики есть шанс вырваться из того унизительного положения, в котором она оказалась. Не плестись в хвосте мирового прогресса, не стать полигоном для отработки на нашем населении чужих сомнительных технологий. Есть возможность совершить прорыв в будущее, обеспечить жителям республики чистое небо над головой и спокойную жизнь. Потешкин обещал в ближайшее время более подробно рассказать о том, что может дать Удмуртии производство углепуха. Впрочем, и от сотрудничества с американцами Владимир Михайлович не призывает отказываться. Он только считает, что сотрудничество это может и должно быть более партнерским и более плодотворным.