Главная » Архивы-2 » Условия оформления в собственность пивзавода в Сарапуле

Условия оформления в собственность пивзавода в Сарапуле

 

Условия оформленияИстория про ошибки в технической документации 2001 года

Сарапульский «пивной король» Николай Юшков выступил в неординарной и непривычной для себя роли: Юшков — потерпевший. У него вымогали деньги. Деньги немалые. И Юшков эти деньги дал…

Условия борьбы за власть на отдельно взятом пивзаводе

В Сарапуле разгорелась борьба за власть. Одну из противоборствующих группировок как раз и возглавлял господин Юшков. Противоборствующей стороной у него оказались представители городской администрации. Директор завода, чей годовой доход около десяти миллионов рублей, умел ждать подходящего момента, чтобы нанести ответный удар. В начале прошлого года некий гражданин Захаров (имеющий в городе стойкую репутацию ушлого авантюриста и жулика) получает информацию о том, что в уже сформированной технической документации на приватизацию Сарапульского дрожжепивзавода имеются некоторые недостатки.

 

Эту информацию Захаров узнает от своих старых знакомых: председателя комитета по приватизации Селиверстова (бывший начальник уголовного розыска) и Тарасова (следователь Сарапульского отдела милиции).

Поскольку Захаров близко знаком с обоими, его присутствие при приватном разговоре не возбранялось. А суть недостатков в разработанных документах такова: не хватает подписи на одном из экземпляров приватизационных бумаг и еще кое-какой «мелочевки». Подобных «промахов» на заре перестройки и повальной приватизации пруд пруди у любого предприятия. Но эта «новость» кажется Захарову сенсационной, и он спешит поделиться ею с еще одним своим «другом» — Юшковым. Директору пивзавода информация преподносится не иначе как «подрыв основ» и попытка дескридитации. А чего еще можно ждать от человека, который представляется как «отставной полковник ФСБ, начальник охраны зарубежных посольств».

Следует заметить, что Юшков, фактический владелец львиной доли акций Сарапульского дрожжепивзавода, почему-то вдруг сильно «испугался» жутких подробностей, рассказанных ему Захаровым. Как будто сам не знал, что в приватизационных зарегистрированных документах на его предприятие не все в порядке и они могут быть опротестованы. Но наверно — не настолько, чтобы лишить его права собственности. Не настолько, чтобы за мелкие доработки платить почти полмиллиона рублей. Причем переработанные «как нужно» документы разработала и правильно оформила бы сама администрация завода. Непонятно тогда, за что же давать взятку?

Как исправить ошибки в приватизационных и технических документах на собственность?

В роли «живца» в этой истории выступил ничего не подозревающий Захаров. Он как курьер метался между той и другой стороной, не понимая до конца, что его используют. Использует председатель комитета по приватизации Селиверстов, пугая Юшкова, использует Юшков, играя роль невинной жертвы вымогательства. В конечном итоге хитроумные комбинации той и другой стороны привели к тому, что в результате появились меченые деньги и возникло открытое уголовное дело.

Если рассматривать ситуацию по существу, то Юшков, узнав о существующих мелочных недоделках в своих приватизационных документах, мог запросто послать «вымогателей» вместе с Захаровым к чертовой матери. Спокойно подправить или правильно оформить документы (что, кстати, и было сделано), отдать их на согласование, регистрацию и успокоиться. Нехватка одной подписи на экземпляре и отсутствие копии «платежки» никак не могли повлиять на возможности главного акционера — Юшкова. Однако он едва ли не сам предлагает деньги за «решение этой проблемы». Чемоданчик с двумястами тысячами меченых рублей из рук в руки передает в собственном кабинете подпрыгивающему от нетерпения Захарову. Через минуту его вместе с чемоданом задержали оперативники УБОПа.

Почему не были оформлены двести тысяч?

Приговор Верховного Суда республики: Селиверстов и Тарасов получили по три года, Захаров — условный срок. Однако непонятными остались как минимум два вопроса. Во-первых, почему вдруг матерый и продуманный директор пивзавода так легко согласился отдать двести тысяч «неучтенной налички» за документ (малозначительный документ), который сам же и изготовил? Даже ребенку ясно, что порядок утверждения технических условий соблюсти не сложно и приватизационные «дела» Юшков мог решить и безо всякой взятки. Законным и естественным способом. Намного дешевле, чем за 200 тысяч рублей.

Во-вторых, если взятка действительно предназначалась Селиверстову, то почему бы не позволить курьеру Захарову непосредственно передать чемоданчик адресату? Вот оно, самое главное доказательство! Тем не менее «вице полковника ФСБ» дальше приемной с денежками не выпустили. Почему? После нескольких суток в СИЗО Захаров резко «поумнел» и его показания легли в основу обвинения. А что если бы вместо фамилии Селиверстова курьер назвал другую? Иванова, Петрова или Сидорова? Что тогда? Почему не имеет право на существование банальная версия о том, что всю эту аферу с вымогательством шальных денег Захаров разработал самостоятельно, да еще и не без «подсказки» продуманного Юшкова? Почему не допустить, что Захаров «играл» сразу на две команды? А потом, когда его прижали к стенке, выбрал сторону победителей? Если найти ответы на эти вопросы, станет ясно, что громкий уголовный процесс приобретет явную политическую окраску…