Главная » Архивы-2 » Технология промысла и техническая документация в селе Койда

Технология промысла и техническая документация в селе Койда

Надежда БРЕШКОВСКАЯ

Технология промысла Зверобойный промысел ведется во многих северных районах России. Для добычи морских млекопитающих и переработанной продукции разрабатываются нормативные документы — пакет технической документации. На мясо, жир, переработку внутренних органов.

Особенности советского промысла

Сегодняшняя технология промысла накатана с 73-го года. Тогда кто-то придумал, что добычу тюленя нужно разграничить. Одни колхозы бьют белька на льдине, другие заготовляют серок, третьи — взрослых тюленей (их уже давно не промышляют). Койде выпала серка. Кстати, сначала базу хотели делать в соседних Ручьях.

Как все в СССР было уникальным, промысел серки тоже не имеет мировых аналогов. Изобретатели решили, что советские промысловики серку будут «изготавливать» сами. Живых хохлуш вертолетами привозить в Койду и недели две «доращивать» в вольерах. Вся обработка зверя — от обеловки до вытопки из сала жира, изготовления мясокостного фарша и выделки шкур — в одном месте на берегу.

Бригады звероловов с утра гоняются на льдинах за хохлушами, чтобы каждую спеленать сеткой. Потом зверьков стаскивают в кучки. Многие и в сетках умудряются отползать. Подлетает вертолет с подвешенной металлической клеткой с ячейками на одного зверька. Заталкивать в них хохлуш нужно быстро — каждая минута на счету. Тяжелые (до сорока килограммов) зверьки вырываются. Вечером у зверобоев отнимаются руки. Для тюленят полет — самый страшный в жизни кошмар.

Зашуршал вертолетный винт. В клубе снежной пыли клетка опускается на сани. Трактор везет ее в вольер. Под ор зверьков, считают первую партию и записывают ее на счет бригады (их на промысле три, по 13 человек каждая). Разгрузка хохлуш занимает минуты. Мужики небрежно кидают перепуганных испачканных зверьков в снег. Вспарывают сетки. Зверьки мгновенно расползаются.

Потерь тюленей не избежать

На санях остается несколько неподвижных зверьков. Они умерли на льду или в дороге, от страха, от удушья сеткой, от удара о снег — какая сейчас уже разница. (В один из дней третья бригада сделала рекорд по «мертвякам» — 37 штук. Официальная причина — слишком маленькие сетки, душат зверьков. Есть и другая — накануне мужики расслабились).

Мертвых хохлуш счетовод записывает в отдельную графу. В брак также идут попадающиеся живые зеленцы и очень слабенькие, недокормленные бельки. Такие без материнского молока серками, чьи шкурки только и ценятся, не станут. Умереть с голоду им не дают — почти сразу забивают. Зачем их вообще взяли? На льдине мало зверя. В следующий раз — ни-ни. Это все наказание за брак.

Через несколько дней тюленята отойдут от стресса, освоятся. Перестанут замечать проходящих мимо людей. Хотя на нас они реагируют по-разному: одни кидаются собакой, норовят укусить, другие втягивают голову, становится похожим на бездушный мешок. В вольере они, в основном, спят. Изредка играют друг с другом, чешут спинки, как дети с горок, катаются с сугробов. Всегда попадаются настырные живчики — все время пытаются удрать через щели в панцирной сетке вольера. Очутившись на воле, они безошибочно ползут к сторону моря. Их догоняют.

К панцирной сетке прилипли дети. Смотреть на зверьков — их любимое занятие. В вольеры их стараются не пускать — затискают. Мальчишки взрослых не ослушиваются. Уходят играть на пустой клетке для зверьков.

Опасности профессии зверобоя

Умерщвляют зверьков внутримышечным уколом дитилина. Он в «Освобождении» — запасен в особо крупных размерах. Препарат лишь парализует. Умирает животное минимум минут через десять.

Рабочий день заканчивается. У вагончика собрались прилетевшие со льда зверобои. Один демонстрирует жирную царапину. Цапнула припозднившаяся со «свадьбой» утельга, защищая детеныша. Что другого не мог взять? Мало на льдине было зверя. На царапину льют спирт. Рассказывают, что чуть ли не каждый второй тюлений укус приводит к неизлечимой болезни «чинга»: что-то типа мини-паралича, когда выворачивает и навсегда сводит мышцы и суставы. Бывает, заражаются ею и при разделке.

Другой обеловывет привезенного «мертвяка». Харовину (шкурку с толстым слоем сала) раскладывают на снегу, рядом с уже околевшими. Разделывают тушку. Она пойдет в колхозную мясорубку во всеми остальными. Кишки — съедят собаки и вороны. Иногда зверобои берут себе мясо — «оно почти, как телятина». Почти всегда — сердечки, печенку и язычки. Говорят, они безумно вкусные. И на Западе это — ужасно дорогой деликатес. Забирают собакам катарки (передние лапки).

Мы запрыгиваем на сани. Трактор везет нас мимо вольеров. Кружатся над зверьками жирные вороны, ищут умерших. Над воронами стрекочет последний вертолет.