Главная » Архивы-2 » Так ли важно, что скажут люди о вашем увлечении?

Так ли важно, что скажут люди о вашем увлечении?

Светлана Дмитриева

люди о вашем увлечении?Главный вопросы на сегодня у Даши: разрабатывать технические условия на продукцию, иметь ли землю в частном пользовании.

Иметь ли ей или не иметь совою землю —  решен нашей Дашей в пользу первого — иметь.

 

 

 

 

 

Земля и ее покупка Дашей

На вопрос: земля товар или нет — однозначного ответа законодатель пока не дает. До сих пор регулирование земельных отношений в стране осуществляется по указам президента и постановлениям правительства.

Садоводам нужна ли лицензия ростехнадзора

В истории сибирского садоводства много славных имен. Читаю о них скупые строки из всяких источников и удивляюсь, что до сих пор нет доброй монографии о тех, кто облагораживал нашу суровую землю. Николай Филиппович ШТАНИН — выдающийся садовод начала XX века в Омске. 60 лет его жизни были патриотическими и драматическими, о чем можно книгу написать, да архивов маловато. Вот ему лицензии и сертификаты без надобности — свою продукцию он не продает.

По собственному желанию

— Вот здесь, — сказал, обращаясь к залу и потрясая пачкой исписанных листков бумаги, директор «Сибиряка» А.П.Шачнев, — у меня заявления акционеров о выходе из хозяйства и выделении им земельных долей. Шестнадцать заявлений только за одну неделю. И этот процесс изъятия земель из оборота хозяйства, считаю, только начинается…

Заглянув за край жизни — взгляни на нее иначе

 

люди о вашем увлечении?Одно время я часто встречала в различных тестах вопросы: «что бы вы сделали в самый последний день своей жизни?» Такая мрачная перспектива мне представлялась с большим трудом. Но я всегда старалась отвечать добросовестно. Выходило так, что сразу же нашлось бы время для множества внеочередных дел. Прыгнуть с парашютом, устроить большой праздник для себя и друзей. Но все это теоретически, конечно, в данных технических условиях не до прыжков.

 

Практика бальных танцев как лекарство

На практике же с подобной ситуацией я столкнулась не так давно. У одной из моих подруг мама заболела раком. Женщина, которой исполнилось пятьдесят, вырастила двоих детей и готовилась нянчить первого внука. И вдруг такой страшный диагноз. Как раз после веселого празднования юбилея. Пришлось отказаться от возможности поработать немного после пенсии, помочь детям встать на ноги. Вместо этого — бесконечные врачебные консилиумы, химиотерапия. Близкие не находили себе места от беспокойства, друзья сочувствовали. Потом прошел слух, что врачи не смогли помочь и делают самые мрачные прогнозы.

Прошло два года. Я встретила подругу, та пригласила в гости. Про Нину Даниловну, ее маму, я даже не спрашивала. За два года могло случиться очень многое, особенно с человеком, которому врачи не обещали и шести месяцев жизни. В гости я шла с неприятным осадком. Что греха таить, не любим мы быть свидетелями чужого горя, чужой беды. Может быть, потому, что сразу чувствуем себя беспомощными, бессильными помочь. Дверь открыла сама Нина Даниловна.

Моложавая,  постройневшая. Быстро накрыла на стол. Накормила нас вкуснейшим салатом, выслушала все новости. Кто родился, кто женился… А потом попрощалась и куда-то спешно ушла. В легкой фигуре возраст не чувствовался, разве что чуть угадывался. И ни следа тяжелой обреченности или отчаяния. Подруга, заметив мое удивление, понимающе улыбнулась.

— Мама очень изменилась. Вначале постоянно плакала, не спала по ночам. Начинала принимать всякие препараты. Мы все за нее боялись. Ничего не ела, похудела страшно. Даже из дому перестала совсем выходить. А потом вдруг успокоилась. Сказала: «Сколько мне осталось, столько и проживу!» И начала жить. Курсы кройки и шитья закончила. Она ведь всегда шить научиться хотела. Только времени не было. С папой дома не сидят. То в гости, то в театр. Сначала в семье правило было: маме ни в чем не отказывать. Теперь она у нас сама себе ни в чем не отказывает. Летом вот собралась в Египет съездить. — Так это же дорого! — Ну и что? Она у знакомых займет, банк, в конце концов, ограбит. Но поедет, раз решила. А знаешь, куда она сейчас пошла? На бальные танцы. Сегодня весь день по залу вальсировала, репетировала.

Есть возможность для каждого из нас

То, что Нина Даниловна балет с молодости любила страстно, я хорошо знала. Она свою дочь в балет отдала именно поэтому. Чтобы мечту ее молодости воплощала. А пришло время, и оказалось, что самой не поздно этим заняться. Жаль, что мы не всегда понимаем такие простые вещи. Иногда даже всю жизнь живем с уверенностью, что это не для нас. Нам не дано. Да и что, в конце концов, люди скажут! Нину Даниловну болезнь подтолкнула к самому краю.  Что там — мы все когда-нибудь узнаем. Но она нашла в себе силы жить так, как хочется. Как хотелось давно. Уделить больше времени себе. Сделать то, и никогда больше не делать этого. И я бесконечно восхищаюсь этой женщиной. Она обрела внутреннюю свободу. Думаю, это возможно для любой из нас. Нужно просто решить, что важнее: множество неотложных каждодневных дел или… может быть, просто взять и научиться танцевать?