Полярная ночь домостроения – как строить на вечной мерзлоте

Олег Верещагин,директор Санкт-Петербургского зонального научно-исследовательского и проектного института жилищно-гражданских зданий

Наш институт создали в 1963 году. Его включили в систему зональных научно-исследовательских и проектных институтов страны. Каждый из них обслуживал определенную часть территории СССР.

как требованиям технических регламентов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нашей зоной стал Север — нефтегазоносные районы Западной Сибири, Восточная Сибирь, вплоть до Магадана. Города Новый Уренгой и Надым мы проектировали с нуля. Вели работы в Сургуте, Нижневартовске, Якутске, Тикси, Билибино по разработке технической документации. За минувшие годы наш институт накопил огромный опыт. Мы знаем, как строить на вечной мерзлоте, на вялых грунтах, в сейсмически опасных районах. Практически вся массовая застройка на Севере шла по нашим проектам.

эксплуатационные документы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Институт стал головной организацией, координирующей там все проектные работы. Мы разрабатывали нормы, стандарты, протоколы испытаний, вели экспертизу проектной документации, разработанной другими организациями.

Работа филиала института и государственная политика

схемы сертификацииИнститут имел филиалы в Новом Уренгое, Надыме, Воркуте, Магадане, Якутске, Сургуте. Только в Ленинграде работало 1500 человек. Сейчас осталось 300. Все филиалы закрыты. Объем работ резко упал, выполняем отдельные заказы. Достраиваем Дом культуры в Новой Уренгое, есть несколько работ в Надыме. Но нет очередности, перспективы, потому что не существует сейчас государственной политики в отношении Севера. Раньше она была. О ней можно спорить, но она существовала. Предполагалось создание новых городов вплоть до шельфа Северного Ледовитого океана. Причем предусматривалось комплексное капитальное строительство на века. Вахтовый метод, о котором сейчас много говорят, почти не использовался. Последней нашей большой работой было участие в разработке программы «Север-2000». Мы начали трудиться над ней в 1985 году, а закончили в 1991 году. Потом все рухнуло. Сейчас эти бумаги пылятся в шкафах — никто ими не интересуется.

характеристика продукции

 

 

Вахтовый метод работы и техническая документация

У нас любят ударяться в крайности, то документы требуют разработать на 100 страницах на ерунду какую-то, то проект запускают на Севере по эскизу на двух листах. Раньше признавали лишь капитальное строительство на Севере. Думали построить, к примеру, поселок с капитальными зданиями на севере Ямала, где соленые грунты и высокие приливы. А сейчас — другая крайность. Упорно ведутся разговоры о том, что города на Севере вообще не нужны, а должны быть только вахтовые поселки. За вахтовый метод ратует, например, глава «Газпрома» Рэм Вяхирев. Но возить людей самолетом за тысячи километров, чтобы отработать там месяц вахтовым методом и вернуться, — это глупость. Есть базовые города — Новый Уренгой, Надым. Пользуясь их инфраструктурой, можно идти дальше на север. Там и нужны вахты. Кстати, о вахтовом методе были разговоры еще 20 лет назад. Мы разрабатывали сборные домики для вахтовых поселков. Но все это тоже осталось на бумаге, потому что тогда выбор был сделан в пользу капитального строительства. Теперь выбор не сделан.

ту разработка ведется специалистами

О сегодняшних реалиях Севера

Сейчас население Нового Уренгоя и Надыма уменьшается, хотя и не так сильно, как ожидалось. Люди уже обжились, пустили корни, они не хотят уезжать. Эти города хорошо приспособились для жизни, там удобно жить. Надым, к примеру, — очень удачное планировочное решение, явный успех института. Мы начали его проектировать в 1972 году. Генеральным заказчиком был Газпром. Надым стал первым промышленным городом на территории Ямало-Ненецкого округа, форпостом освоения «газовой целины».

поиск услуги по технической документации

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Из него осваивали месторождения Медвежье, Уренгойское, потом Бованенковское на полуострове Ямал. На том месте, где город, в сталинские времена был лагерь, и первопроходцы жили в лагерных бараках. Наш институт делал проекты застройки всего города. Первые дома ввозили по воде из Армении, Молдавии, европейской части России. Это было дорого и нерационально. Потом построили домостроительный комбинат, завод железобетонных изделий. Наш институт разработал 112-ю серию жилых домов, которыми весь город и застроен. Это здания повышенной комфортности, специально приспособленные к условиям Севера. К примеру, в этих районах не хватает кислорода, поэтому на 10% увеличены площади комнат, высота потолков. Надым — единственный город на Севере, который застраивался комплексно. Обычно строили сначала жилые дома, а потом уже думали обо всем остальном. Здесь одновременно сдавали целые микрорайоны, где есть детские сады, школы, магазины, службы быта. Надым даже хотели выдвинуть на соискание Ленинской премии за комплексность застройки, но потом об этом забыли.

В городе прекрасные дороги, великолепный речной порт. Это очень красивый город. Архитекторы, оказав  услуги по технической документации, заботились о том, чтобы его украсить. Например, в нашем институте разработали документы,  по ним — специальные панели, из которых делали мозаичные панно на фасадах домов. Технология их изготовления такова, что рисунок остается практически навечно. В центре города — красивое озеро. Предполагалось, что рядом с ним будут фонтаны, но их, как и многое другое, сделать не успели. Наступили новые времена. У нас было документации по Надыму лет на восемь вперед. Сейчас местные власти сами решают, кому заказывать проектные работы. В последнее время, несмотря на большой выбор исполнителей, все чаще обращаются к нам.

Специфика строительства на Севере

техническая документация протокол испытаний

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ведь строительство на Север имеет свою специфику, ее надо знать. Например, кварталы надо строить так, чтобы расстояния от жилых домов до школ, детских садов и подобное, были бы минимальны, чтобы меньше ходить по морозу. Существует специальная ветрозащитная застройка, — на Севере часты сильные ветры.

 

декларация соответствия, сроки действияЕсть приемы борьбы со снега заносами. Можно так подобрать условия планировки, что снега заносы исчезают.

 

 

 

 

 

На автомобильных дорогах делается полоса, чтобы складировать снег, а потом его увозить. Это нормы проектирования на Севере. В их разработке наш институт принимал самое активное участие. Специалисты же из других организаций, ведя проектные работы на Севере, документацию с нами обязательно согласовывали. Теперь в Надыме и Новом Уренгое строят мало. Городским властям дешевле купить освобождающееся жилье. А главное, никто не знает, что будет завтра. Если не будет производства, если нитки газопроводов не пойдут дальше на Ямал, нет резона развивать эти города. По большому счету, когда недра выкачают, а это когда-то произойдет, если не будет своего производства, построенные нами города станут мертвыми. Надо об этом задуматься. Надо посмотреть и в послезавтрашний день.

Нужны люди, знающие Север

Чтобы разработать политику, нужны люди, знающие Север. Сегодня наш огромный опыт оказался невостребованным. А ведь ныне качество проектирования оставляет желать лучшего. Одна из причин этого — право, данное архитекторам еще правительством Ивана Силаева, независимо от занимаемой должности, создавать творческие мастерские. Помимо очевидного вреда, наносимого проектным организациям, от этого, нередко, страдает качество. В творческой мастерской архитектор нанимает конструкторов для выполнения конкретной работы.

техническая документация и ее разработка

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Если потом обнаруживается брак, этих людей не найти. Когда-то в Китае во время «большого скачка» всем желающим разрешили варить сталь. В конце концов разрушилось несколько мостов, построенных из этой стали. В каком дворе ее сварили, так и осталось неизвестным. Строительство — очень ответственное дело. Тем более, строительство на Севере. Сейчас, когда начинает трещать здание, не найти, кто его проектировал. Появилось очень много некачественной работы, откровенной халтуры. И заказчики постепенно приходят к пониманию, что лучше обратиться в головной институт. Нам удалось сберечь его старые кадры. Молодежь же, когда Север начнет развиваться, к нам обязательно придет. Говорят, строительство — локомотив экономики. И это, в самом деле, так. Строительство «тянет» за собой другие отрасли, — от деревообработки до электроники. Страна, которая не строит, — не развивается. Я имею ввиду и наш Север.