Сертификат на произведение из стран Балтии

На VII Международной биеннале графики стран Балтии

На VII Международной При покупке репродукций картин, в любом месте, будь то магазин или ярмарка, или салон искусств, нужно всегда заботиться о том, чтобы на приобретаемое произведение были оформлены и имелись в наличии все необходимые нормативные документы. Настаивайте, чтобы на сертификате подлинности стоял номер по каталогу. Также нужен номер репродукции.

15 августа в Калининградской художественной галерее открылась VII Международная биеннале графики стран Балтийского моря «Калининград — Кенигсберг-2002».

Три части экспозиции

С самого начала экспозиция распалась на три части: русскую, калининградскую и нерусскую. Русская часть (куратор — Елена Рымшина) представляла собой набор известных и раскрученных имен: Евгений Гор, Тимур Новиков, Ольга Тобрелутс, Владимир Наседкин, Виктор Чайка, Флоренские, Дмитрий Орлов и пр. Никаких новшеств и сюрпризов в русской экспозиции не обнаружилось. Да и сама она была выстроена без какой-либо концепции.

Ну а калининградцы оказались приверженцами средневековых традиций. Техника, в которой работают художники, пусть и сто раз традиционна, но архаична и при дежурном с ней обращении заметно стареет прямо на глазах. Калининградцы испытывают отвращение к серийности и электронным технологиям — потому «в связях с PC», порочащих звание настоящего графика, практически никто из них не замечен. Иностранная экспозиция, как раз наоборот, поражала неискушенного зрителя своим несоответствием привычному представлению о графике. Например, в инсталляции Пеивикки Каллио (Финляндия) «Звуковые картины» используется проигрыватель с офортом вместо пластинки.

Что же такое графика?

Изображение кружащегося в темноте офорта проецируется на стену. Поэтому возник резонный вопрос, которого раньше просто и быть-то не могло, — что же такое графика? Традиционные ее виды раньше любой мог перечислить — офорт, гравюра, литография, сухая игла. Теперь закипели споры, началась рубка копий. Калининградские консерваторы прямо-таки ополчились против зарубежных художников с их новомодным графическим аппаратом. Обновленный жанр вполне толерантен к сопредельным техникам: он охотно ассимилировал фотографию, digital-art, опыты со светом, тенью и пространством — все это отныне вассалы графического царства. В строчке «метод работы» все чаще и чаще автору указывают «смешанная техника» — термин, очень удобный для вконец запутавшихся искусствоведов. В графической среде возникла дилемма: что важнее — оттиск или лист? С оттиском происходят метаморфозы. Он трансформируется в тень или рефлекс, в отражение или в луч света. Начинается игра с разными видами реальности. Появляются эффекты, типичные для медиа, а не для чистого искусства. Поэтому авторский посыл к зрителю идет уже другими, абсолютно не изведанными путями.

Итоги выставки

Несмотря на остроту поставленных вопросов, к их решению никто так и не подошел. Российские организаторы, очевидно, рассчитывали на бурные дискуссии, на мозговой штурм, но расшевелить плавных прибалтийских коллег так и не удалось. Жюри просто поставило оценки, почти ничего не прокомментировав. Председатель жюри Ян Памула, он же ректор Краковской академии художеств, вежливо говорил о том, что работы очень хорошие. Гран-при получил Пеетер Аллик (Эстония). Его линогравюра «Наш концепт — это будущее» поистине монументальна — 7 метров в длину и 2 — в высоту. Все полотно, растянутое цифровым способом, заполняют человеческие фигурки, хаотично разбегающиеся в разные стороны. Сюжет очевиден — грубый человеческий мир, новые катаклизмы, нарастающий индивидуализм. Тенденция очевидна — графика идет вслед за модными компьютерными жанрами, попутно совокупляясь с разными видами contemporary art.

 

Производить эффектные работы с помощью техники становится легче и легче. Все труднее становится отличить искусство от не искусства. Все рискованнее — ставить оценки.