Главная » Архивы-2 » На продовольственную безопасность в России денег нет

На продовольственную безопасность в России денег нет

Немало копий было сломано нашими политиками и экономистами при обсуждении не услуг по разработке технической документации, а Федерального закона о продовольственной безопасности России и того, каким он должен быть. И в ближайшее время его проект будет вынесен на обсуждение депутатов Государственной думы.

продовольственная безопасность С просьбой рассказать о том, что собой представляет этот закон, какова реальная цена технической документации после разработки закона и какие цели в первую очередь он преследует, наш корреспондент обратился к одному из его разработчиков — заместителю председателя Комитета по безопасности Государственной думы Российской Федерации Павлу БУРДУКОВУ.

 

 

Разработка технической документации для закона как защита

— Павел Тимофеевич, насколько этот закон защитит российского потребителя от недоброкачественной продукции, а Россию от продовольственной зависимости?
— В данном случае вопрос о качественных показателях, к сожалению, не самый главный. Продуктами питания мы называем только те продукты, что удовлетворяют физиологические потребности организма в необходимых веществах и энергии, не наносят ему вред и соответствуют всем нормам, которые устанавливает медицина.

Увы, количество в данных технических условиях дефицита пока важнее

Сегодня для нашей страны важнее проблема количественного обеспечения продуктами питания. Кстати, она существует и в других странах, где ее также вынуждены решать, а некоторые государства уже решили именно благодаря принятию закона о продовольственной безопасности либо аналогичных нормативных правовых актов. Подобная документация позволяет менять ориентиры в производстве пищевой продукции не только гос чиновников, но и предпринимателей. Цена технической документации в области АПК — будущее развитие страны.

Для чего нужна программа

Если обратиться к ретроспективе проблемы, то во времена СССР перед ЦК КПСС и Советом министров стояла аналогичная задача по реализации Продовольственной программы.

С ликвидацией КПСС эта проблема как бы перестала существовать, хотя во всех остальных странах задача обеспечения населения собственным продовольствием — по-прежнему одна из важнейших. Причем это касается не только, скажем, США или Германии, но даже государств, которые «купаются» в нефтяных долларах, например, Саудовской Аравии или Эмиратов.

ту на продкуты питания

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Потому смысл данного закона — достичь суверенитета России как самостоятельной страны. Здесь уместна такая аналогия: если семья сама себя прокормить не в состоянии, то она не самостоятельна, влезает в долги. Так и страна, которая не в силах обеспечить свое население продуктами собственного производства, становится зависимой от чужой воли.

С точностью плюс-минус 10% можно сравнить такие показатели:

  • в 1990 году нами производилось 380 кг молока на человека в год (в чем мы превосходили даже США),
  • 2000 год,  сегодня — 260;
  • падает потребление рыбы (с 20 кг оно снизилось до 9 в год);
  • было 75 кг мяса на человека, а сегодня только около 30 кг. в год

Вдобавок, каждый год поголовье скота в стране сокращается (к примеру, в 1990 году овец было 50 млн. голов, осталось чуть больше 4 млн.).

Все это, естественно, не может не отражаться как на стандартах питания, здоровье людей, так и на безопасности государства.

В прошлом году мы завезли в Россию продуктов питания почти на $20 млрд., при бюджете в $35 млрд. Не хочу пугать, но сегодня мы становимся полностью зависимыми от поставок из-за рубежа, и если они вдруг прекратятся, то нам на второй день обеспечен голод.

Да и сегодня недоедание — беда. По данным Российской академии сельскохозяйственных наук рацион среднего российского гражданина составляет 2 300 ккал в день при необходимой норме в 3 000.

Из них около 1 000 ккал приходится на импортные продукты, то есть на долю собственного производства у нас остается 1 300 ккал. Уровнем голода считается потребление менее 1 600 ккал в день.

ту на молочную продукцию

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Даже молоко

Недооценивать ситуацию нельзя: очень четко это дают понять те же проблемы призывников, чуть ли не половина из которых страдают недостатком массы тела.

Но страшнее другое: если в детском возрасте, когда идет формирование организма, ребенок не получает достаточно аминокислот, белков и других элементов, это отражается на его здоровье. Став взрослыми, эти люди не способны освоить объем учебной программы, да и в жизни у них появляются сложности.

Количество или качество?

продовольственная безопасность — Значит, количество — определяющий фактор?

— Да, но не только оно. Существует еще один аспект проблемы.
В особенно жестком положении в плане обеспечения продовольствием у нас находятся северные территории. Скажем, текущий год выдался неплохой, урожайный. Но бывают годы неурожайные, и тогда руководители на местах объявляют свои, южные, регионы закрытыми.

 

А чем будет питаться Север, который ничего из еды не производит? И ведь такие территории и приравненные к ним занимают больше половины страны. Потому мы считаем, что правительство обязано влиять на эти процессы и следить не только за количеством произведенного продовольствия, но и за его правильным распределением по регионам и доступностью населению.

 

Если смотреть на это в масштабе, то проблема голода есть во многих частях планеты, и по статистике ежегодно от него страдают 800 млн. человек во всем мире, а 200 млн. умирают. Однако существует так называемая Всемирная продовольственная организация, одна из основных задач которой — добиться того, чтобы правительство каждого государства принимало меры для увеличения производства продуктов питания и справедливого их распределения.

Принять меры, разработать планы создать технические условия для роста

У нас же фактически ни того, ни другого нет: мы не принимаем меры ни для увеличения объемов этого производства, а уж о распределении и речи не идет. А надо иметь четкие планы, технологические инструкции, документы, а потом выделять на реализацию этих планов бюджет и своевременно финансировать это развитие.

Эта ситуация особенно удивительна, если вспомнить о нашем потенциале.

Да, потенциал роста производства продуктов питания в России огромен: на человека приходится примерно гектар пашни, а, скажем, в Северной Корее — всего по 10 соток. Мы, по идее, должны даже делиться с теми странами, у которых территории непригодны для посева, но многие наши площади не освоены, а имеющиеся зачастую пропадают.

И еще раз о качестве

-И все-таки, думается, качество продуктов питания тоже должно занимать не последнее место?

— Безусловно. Помимо продовольственного суверенитета необходимо обеспечить и прием импортных продуктов по качественному принципу, на что сейчас наши контрольные органы зачастую вынуждены закрывать глаза, потому что своей продукции хронически не хватает.
К сожалению, стопроцентная проверка всех продуктов питания, поступающих из-за рубежа, пока невозможна, проводится только выборочная. Говоря откровенно, в России нет ни достаточно компетентных кадров в данной отрасли, ни соответствующей школы, ни оборудования, и все это вкупе опять же создает угрозу населению. Взять, допустим, проблему коровьего бешенства в Европе — французское мясо может попасть в Россию через третьи страны, не обязательно напрямую.

— То есть, резюмируя, можно утверждать, что Россия не защищена в продовольственном плане?

-Не только не защищена, но практически открыта и, к сожалению, ни через правительство, ни через законодательные органы пока не проходят требования ужесточить соответствующий контроль. В той же благополучной Германии есть начальник продовольственной безопасности в ранге министра, который отслеживает эти вопросы, есть такие должностные лица и в каждой ее земле, и в Берлине.
Если закон пройдет, то требования к импорту будут пересмотрены.