Роспись по ткани и паспорт на эту продукцию

 

Можно стать патриотом, рисуя «лошадь с тараканьими ножками»

Можно стать патриотомВ соседнем классе на баяне кто-то старательно выводил мелодию из кинофильма про Шерлока Холмса, а мы с преподавателем Мезенской школы искусств N 15 Татьяной Шумовой разговаривали в окружении туесков, плетеных поясов, прялок, прочих старинных станков, технической документации на на эту старину — никакой. Такое музыкально -художественное сочетание оказалось не только забавным, но и в какой-то мере знаковым: мезенская роспись, которой в этой школе учат, — не какой-нибудь застывший реликт, а уже неотделимая часть жизни здешних современных школьников, видящих все это своими глазами.

Роспись по ткани – это не только красивое, но и прибыльное дело.

Красивые вещи ручной работы ценятся во всём мире не только в среде дизайнеров. Работы, у которых в наличии есть сертификат о происхождении товара – больше ценятся, быстрее продаются на рынке, защищены от подделок, особенно если есть и «паспорт на продукцию».

А началось все почти случайно. Татьяна Шумова, родившаяся в Малой Слободе — мезенском пригороде, окончившая художественно-графическое отделение Котласского педучилища и работавшая затем в мезенской средней школе, получила как-то по почте обычную методичку. В той методичке была фотография мезенской прялки. Тогда она и задумалась: «Как? В Москве мезенской росписью интересуются, а у нас ничего такого нет!» И начала этим заниматься.

Теперь уже так же увлечены и ее многочисленные ученики. Школа искусств — единственное место в районе (районе, который далеко славится своей оригинальной росписью), где этой росписи можно научиться, что называется, с младых ногтей.

Впрочем, не совсем с младых.

Татьяна Михайловна говорит, что малышей учить она пока побаивается — росписью начинают заниматься пятиклассники. Но и первоклассники, видя вокруг себя загадочные красно-черные, на первый взгляд, примитивные рисунки, пробуют что-то выводить на бумаге, отрабатывая технологию.

Надо, видимо, сказать, что это за роспись. Наверняка, многие ее видели, но не соотносили с названием. Цветовая гамма — красный и черный. Красную краску давал прибрежный мезенский камень мергель. Красно-коричневый порошок из него смешивали с «таючей» смолой и выпаривали в печке.

Тех условия для изготовления черной краски

Черный цвет — цвет сажи, все тех условия позволяют делать ее быстро.

Рисунок традиционно наносился на прялки и коробейки (короба). Первое упоминание о мезенской росписи, говорит Татьяна Шумова, относится к XYIII веку, но и на наскальных рисунках встречались, по ее словам, изображения «наших лошадок с тараканьими ножками». А сейчас, когда прялки без надобности, чаще расписывают по-мезенски дощечки и другую столовую утварь.

Так вот, прялка.

Красная полоса на ней вверху — небесная твердь, внизу — твердь земная. За небесными знаками следует зашифрованное благое пожелание, вокруг которого — птицы, на земле — изящные фигурки оленей и лошадок. Еще есть и подземное царство. Все логично, каждый знак что-то означает. Спиралька, например, — пожелание добра, еще один часто встречающийся знак — знак плодородия…

Татьяна Михайловна сказала, что ни одна прялка не повторяет другую. Недавно ей заказали к какому-то событию 50 дощечек. И у нее получилось — все рисунки оказались разными.

Так что кажущееся однообразие рисунка учеников Шумовой совсем не утомляет. Наоборот. Главное — освоить «грамоту», а дальше — полный простор для творчества.

Для особенного самовыражения годится изнаночная сторона прялки, которая ближе к человеку, следовательно, — допускает нечто личное. На одной из школьных «прялок», к примеру, мы увидели плывущий на полных парусах кораблик. Встречались и другие осовремененные сюжеты… Хочешь не хочешь, а время вносит свои коррективы и в фантазии учеников.

Старина

Но старину все равно уважают и рисуют. Многие, как заметила Шумова, — с трепетом и бережностью. У некоторых ребят есть бабушки в деревнях, а значит, и возможность для исторических изысканий.

Иногда доходит до курьезов. Один мальчик обнаружил у своей бабушки три прялки. Одну перерисовал. Но пока спал, бабушка две другие прялки продала заезжим скупщикам старины. Этот мальчик вернулся в класс Шумовой со слезами — не успел скопировать! А искренние мальчишеские слезы из-за какой-то прялки — это уже нешуточная заявка в деле приобщения к родным корням, пусть теперь сам опробует современные условия эксплуатации прялки!

Вообще, нам показалось, что ради этого приобщения, не претендуя на некое эстетство, здесь с ребятами и работают.

с тараканьими ножкамиЛюбовь к родной земле впитывается ими не через слова о патриотизме (которых, между прочим, от той же Шумовой мы даже и не слышали), а через собранные по чердакам перышки для рисования. Мезенской росписи учат в этой школе не ради моды, как порой довольно часто бывает, и не ради успехов на выставках. Из каких-то достижений в этом смысле Татьяна Шумова припомнила лишь диплом своей ученицы трехгодовалой давности на каргопольской выставке и тот факт, что две школьные работы в свое время взяли на проведение Дней Архангельской области в Москве.

Обучение росписи по старым технологиям

Но желающие научиться росписи здесь не переводятся, несмотря на чувствительную для иных мезенских семей плату в 80 рублей в месяц. В классе всего 12 посадочных мест, однако, с начала года, по словам Татьяны Михайловны, бывает яблоку негде упасть. К концу года становится чуть посвободнее — некоторые уходят. Шумова их не удерживает — каждому свое. Зато если кого затянет, то навсегда. А уж в жизни обязательно пригодится.