Кризис не был неизбежным считает академик Аганбегян

 

     1999. Ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ академик А.Г.АГАНБЕГЯН — гость на автозаводе не редкий. Его визит в конце прошлого года был связан с защитой дипломов группой руководителей завода штампов и пресс-форм, обучавшихся по программе Международного учебно-консультационного центра «Евроменеджмент», который работает на базе АНХ.
Наш корреспондент Лариса Смирнова воспользовалась возможностью побеседовать с ученым, авторитет которого очень высок у российских и зарубежных экономистов.

— Какой, по-вашему, должна быть тактика промышленных предприятий в условиях кризиса?
— После того как рубль обесценился в 3 раза, выгодным становится экспорт. Его надо всемерно продвигать. Причем не только в развитые страны. Заслуживают внимания Латинская Америка, Индия, Китай. Это огромные рынки. Кроме того, экспорт дает стимул для работы над качеством, предоставляет возможности для западной сертификации нашей продукции. Это свои представительства за рубежом, международный маркетинг и многое другое. Сродни экспорту импортозамещение. В условиях кризиса необходимо свести к минимуму зависимость от импортных поставок.
Огромное значение приобретает работа с кадрами, уделять внимание разработке СУОТ, охране труда. Люди должны видеть результаты своего вклада в производство. Важно, чтобы существовала относительно непосредственная связь между заработками и результатами их деятельности.

— Абел Гезевич, как вы оцениваете эффективность мер, предпринимаемых правительством Примакова? Насколько устойчивы, на ваш взгляд, позиции этого Кабинета как высшего органа исполнительной власти?
— Положение нынешнего правительства очень незавидное, так как наша экономика переживает в настоящее время острую фазу кризиса. Промышленное производство после 17 августа сократилось на 12%, цены выросли в среднем на 70%, реальная зарплата снизилась на 25%. И хотя правительственную программу антикризисных мер я оцениваю в целом достаточно высоко, оптимальной ее назвать сложно по той причине, что в нынешней экономике большая неопределенность. Дело в том, что на следующий год приходится пик наших выплат по внешнему долгу, и от того, удастся ли нам его переструктурировать, а если да, то на каких условиях, очень многое зависит. Нет пока уверенности и в получении необходимых нам кредитов от западных инвесторов. Это, в свою очередь, зависит от того, сумеем ли мы восстановить свой рейтинг на финансовом рынке Запада и вернуть доверие кредиторов, которые с августа потеряли в России 55 млрд. долларов. Скажем, вся эмиссия, планируемая правительством на 1999 год, составит 32 млрд. рублей, это 1,5 млрд. долларов. А Европейский Союз на днях объявил, что он даст нам один миллиард $. Вы понимаете, что это значит? А если и МВФ даст обещанные 5 млрд.? Ситуация кардинально меняется. Ведь 5 млрд. — это сегодняшний дефицит всего федерального бюджета.

Но удастся ли все это — вот вопрос. Эти неопределенности очень серьезно влияют на видение перспектив.
Проблема состоит еще и в том, сможет ли правительство удержаться и проводить жесткую финансовую политику. Это очень трудно, когда растет социальная напряженность, бастуют врачи, учителя… Понятно, люди не могут долго жить в таких условиях. В то же время, если зарплату бюджетникам выплатить за счет напечатанных денег, неизбежна инфляция, а это значит, что реальный уровень жизни упадет не только у них, но и у всех остальных. И не платить нельзя. Быть популярным в такой ситуации не сможет никакое правительство. Вопрос заключается в том, насколько команда Примакова сумеет противостоять этому давлению со всех сторон. Тем более что 1999 г. — год выборов в Государственную Думу, а значит, парламентский прессинг на правительство еще больше возрастет. Поэтому исполнительная власть должна умело маневрировать, несмотря на то, что возможности для маневра у нее очень ограничены. С моей точки зрения, пока правительство действует правильно.
— Был ли августовский кризис финансовой системы неизбежным или все-таки упущена возможность его предотвратить?
— Кризиса можно было избежать. Я считаю нынешнее положение результатом неправильной экономической политики с осени 1997 года. До этого времени мы развивались неплохо и уверенно смотрели в будущее.
Начало паники на финансовом рынке связано с юго-азиатским кризисом, когда зарубежные мульти компании, стремясь сократить рискованные вложения капитала, стали распродавать акции российских предприятий и фактически обрушили наш финансовый рынок.
Обречена была и пирамида ГКО. В условиях финансового кризиса большинство стран открыто идет на девальвацию. Даже Тайвань на 30% девальвировал свою валюту, сделав ставку на экспорт.
Нам нужно было решиться на девальвацию гораздо раньше, чем сделало это правительство Кириенко. Удерживание курса рубля по отношению к американскому доллару было искусственным, а поэтому девальвация получилась обвальной. Не был определен рубеж, дальше которого отступать не следовало. Сваливать всю вину на Кириенко и его команду по меньшей мере несправедливо. Причины кризиса были заложены раньше.
Наконец мы имеем достойное правительство, которое пытается вывести экономику из штопора.
— Однако оно не сможет реализовать свои программы без поддержки парламента. А там настроения весьма противоречивые…
— Действительно, нравится нам Дума или не нравится, но она принимает законы, только она может разрешить правительству изменить налоговую систему, установить льготные условия для иностранных инвесторов, чтобы привлечь их капиталы в нашу страну. Дума — единственный орган, который может утвердить или не утвердить федеральный бюджет. Мне известно, что правительство половину рабочего времени проводит в парламенте. Примаков ежедневно принимает не менее 12 депутатов от разных фракций, пытаясь найти компромиссные решения первоочередных вопросов, договаривается с губернаторами.
И, надо сказать, это единственное правительство за годы реформ, которое имеет солидную поддержку со стороны законодательной власти.
— Ваш прогноз: когда можно рассчитывать на выход из кризиса?
— Хотя спад производства продолжается, темпы этого сокращения снизились. Но новый год будет оставаться кризисным. Если правительство сумеет отстоять свои позиции, то уже к осени 1999-го обстановка начнет стабилизироваться. Для оживления и подъема экономики необходимо продолжить реформы.