Коварные товарные знаки – об интеллектуальной собственности

Коварные товарные знаки Вслед за переделом промышленных предприятий, торговых объектов и земельных угодий в России набирает темп передел еще одного вида собственности – интеллектуальной характеристики продукции. И этот передел обещает быть не менее драматичным и судьбоносным, чем остальные.

Как вы яхту назовете…

Нашу торговлю ждут серьезные времена: еще далеко не все торговые марки и брэнды обрели своих законных владельцев. Посещая оптовый рынок и выбирая мясо или фрукты, мы, прежде всего, полагаемся на собственный опыт. Рыночные продукты, хотя и вкуснее магазинных, слепы и безымянны, лишены индивидуальности, и в конкурентной борьбе между ними побеждает тот товар, у которого и вид посвежее, и цена особо не кусается, и хозяйка побойчее и поприветливее. Другое дело — продовольственные товары, произведенные промышленным способом. При выборе этих продуктов покупатель ориентируется на уже зарекомендовавшие себя марки, на сертификаты соответствия.  Ему и невдомек, что, как откровенно признается один из московских кондитеров, «половина конфет, которые производятся, и на вкус одинаковы, и по рецептуре схожи, так что в конкурентной борьбе побеждает тот, у кого есть такое мощное оружие, как товарный знак».

 

 

Борьба между «голенькими» шоколадками и леденцами, в конечном итоге, сводится к состязанию их «платьиц»- оберток и названий, которые должны быть моментально узнаваемы, чтобы не возникало вопроса: покупать — не покупать, что именно брать?

О советском дефиците и технических условиях дефицита

В советские времена такого вопроса не существовало, при отсутствии рынка народ был не избалован: знали только всенародно любимые «Мишка на севере», водку «Столичная», пиво «Жигулевское». Для эпохи тех условий — тотального дефицита вопрос был только один: где достать? С переходом на рыночные отношения, начиная с 1992 года, возникла новая, принципиально другая ситуация. В страну хлынул поток импортного продовольствия, и на первых порах рынок напоминал всепожирающий котел, в котором сгорало все, что в него попадало.

О дефиците забыли довольно скоро. По мере насыщения рынка обострялась конкурентная борьба между производителями. Вот тогда-то и стало ясно, что тот, кто владеет товарным знаком, имеет в кармане ключ к рынку. Конфликтов вокруг того, что юристы называют описанным в российском законодательстве понятием «товарный знак», а производители — торговыми марками или брэндами, возникает великое множество. Ругать в этой ситуации несовершенные законы, считают эксперты Роспатента, дело самое простое, потому что предусмотреть в законодательстве все конфликты невозможно. Суды по товарным знакам — обычная практика для всего мира. И все-таки наблюдаемый в настоящее время лавинообразный рост судебных исков, связанных с правом собственности на те или иные товарные знаки, свидетельствует о том, что проблема создания механизмов защиты добросовестных предпринимателей, бизнес которых нуждается в знаках, позволяющий индивидуализировать их товары и услуги, встала сегодня как нельзя остро.

Что говорится в инструкциях и документах — в законодательстве?

«Законодательство в области товарных знаков должно стать максимально однозначным, не допускающим возможности субъективной трактовки, а уровень экспертов Роспатента, разбирающих конфликты, максимально высоким. В противном случае возникновение и прекращение исключительных прав на товарные знаки на российском рынке будут непредсказуемыми, а в адрес экспертов Роспатента будут постоянно — публичный и кулуарный способы- высказываться обвинения в субъективизме и коррумпированности», — говорит известный московский юрист, заместитель начальника юридического отдела ООО «Городисский и Партнеры» Владимир Мещеряков.

Закон и оформление технической документации

Между тем, когда сегодня вплотную встал вопрос о том, какие изменения необходимо внести в пресловутый Закон «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров» от 1992 года, то выяснилось, что по некоторым принципиальным вопросам позиции Роспатента и ведущих российских производителей радикально расходятся. Да что там концепции — даже по поводу терминологии договориться не могут. Все это потребует тщательной проработки, оформления технической документации и ее детального дальнейшего объяснения закона с целью повышения грамотности граждан в области права.