Какая она — душа Петербурга глазами полярного путешественника и ученого

Лариса Шефер

Очень немногим удалось посетить места, в которых не раз бывал мой собеседник. Арктика и Антарктика — с ними связаны все жизненные, научные, профессиональные интересы нашего знаменитого земляка — полярного путешественника и ученого, директора Российского государственного музея Арктики и Антарктики.

стоимость экспертного заключения

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Он — активный участник многих международных экспедиций по изучению и освоению северного и южного краев Земли, разработчик каталогов северных широт и технической документации, связанной с организацией путешествий, автор книг. Об одной из них — «Трансантарктике» — его книга «Семь месяцев бесконечности». Из беседы с Виктором Ильичом Боярским я поняла, что в жизни этого человека, вопреки законам физики, есть третий полюс, не менее притягательный, чем Северный и Южный, — это место, куда он обязательно возвращается из всех своих путешествий и экспедиций. Этот полюс — дом, семья, Петербург, в котором все для него началось и все соединилось.

Петербург — естественное место для жизни человека, правда климат мог бы быть лучше

оформление технологической инструкции— Не кажется ли Вам, Виктор Ильич, надуманным мой вопрос к Вам: «Какая она, душа Петербурга?», — города «самого вымышленного» по определению Достоевского?

— Я не считаю Петербург городом вымышленным, искусственным, — категорически заявляет мой собеседник. Нахожу его вполне естественным местом для жизни человека, правда климат мог бы быть лучше, но, как поется в песне Розенбаума, «мне нравится твоя сырость». Вот и мне нравится. Так что с Достоевским я не согласен, хотя очень люблю его, и образ города неразрывно связан с этим именем. Я приехал в Ленинград в 16 лет поступать в Электротехнический институт и конечно, сразу же пленился этим городом. Есть в нем мощная притягательность, то ли белые ночи, то ли замечательная архитектура, наверное, и то и другое вместе, природа и искусство. До сих пор помню, с каким волнением бродил белыми ночами по улицам. Что же касается души… Мне кажется, что есть в этой теме чуждый мне мистический оттенок. Я не склонен к очеловечиванию города, даже такого, как Петербург, с его аурой и судьбой. Я полагаю, что душа города — это его жители — петербуржцы и ленинградцы. А поскольку они все разные — добрые и злые, талантливые и бездарные, то и Петербург, соответственно, — притягательный и мучительный. И душа его такова. Разумеется, истина души — ее лучшая, светлая сторона, но не замечать темной — глупо.

— Вы посетили все столичные города мира. Каким Вам кажется Петербург в сравнении с ними?

получить экспертное заключение

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Петербург очень красив, хотя есть города и красивей и счастливее, но он родной и единственный. Что ему недостает? Умной и сильной власти, людей, способных принимать решения и отвечать за свои поступки. Этот город достоин лучшей участи.

— Считаете ли Вы, Виктор Ильич, Петербург городом-музеем?

— Нет! Петербург — город людей, они его судьба и душа. Все от них, и хорошее, и плохое. И наш музей не музей в музее, а музей в городе и проблемы у него такие же, как у города.

О специфике музея, созданного ученым

— Есть ли в мире подобные музеи? Если есть, то в чем специфика Вашего музея?

— Наш музей, основанный в 30-е годы уходящего столетия, крупнейший в мире и единственный в стране по полярной тематике. Абсолютно логично, что такой музей появился именно в нашем городе северном, полярном, морском, наконец, крупнейшем арктическом центре. Здесь формируются полярные экспедиции. Здесь ведется их теоретическая и практическая подготовка. И наш музей не стоит в стороне от всего этого. Ведь мы обладаем уникальной коллекцией, состоящей из 70 000 музейных предметов. Его особенность в энциклопедическом охвате тематики, научной фундаментальности.

— Удается ли Вам, директору музея, хозяйства довольно хлопотного, заниматься еще и экспедиционной деятельностью, ее документированием, сохранением и регистрацией найденного?

DSC02287_resize DSC01896_resize

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Да, удается, и что необходимо как для научной и музейной работы, так и для материальной поддержки сотрудников музея.

Собираю документацию, и когда позволяют технические условия — еду на Северный полюс

Пока я отсутствую, на дверях моего кабинета висит записка: «Директор уехал на Северный полюс». Совсем как у директора магазина, который уехал на овощебазу. Только я уезжаю на несколько месяцев и обязательно возвращаюсь в свой город, где у меня все: моя работа, моя мама, моя семья.

Да, музей, как и город, переживает нелегкие времена. Жизненно важные вопросы должен решать и, надеюсь, решит этот сильный, веселый, рыжий человек — Виктор Ильич Боярский.