Главная » Архивы-2 » Каков порядок согласования тех условий для ГМ продуктов

Каков порядок согласования тех условий для ГМ продуктов

 

ГМ-растения на полях - трансгенные эксперименты в УдмуртииНа продовольственном рынке Удмуртии широкое распространение получили продукты питания из генетически модифицированных (трансгенных) организмов. Пока это продукция иностранных фирм. Но, как выяснилось, реально использование генетически модифицированных растений и кормов и в сельском хозяйстве Удмуртии.

Скажи мне, чем тебя кормили…

В одном из предыдущих номеров мы рассказывали о распространении на рынке Удмуртии генетически модифицированных (ГМ) продуктов питания. Они изготовлены на основе или с использованием организмов, в гены которых вставлены участки генов других растений, бактерий или животных. Употребление этих продуктов наносит ущерб здоровью человека: от аллергии до онкологических заболеваний.  Особая опасность ГМ-продуктов в том, что на них не оформляются технические условия на продукцию, потребителю неизвестно, безопасен ли продукт. Это особенно тревожно на фоне роста числа инфекционных заболеваний в Удмуртии.

Дело в том, что при выращивании всех ГМ-растений используют гены устойчивости к антибиотикам. Если этими растениями кормить сельскохозяйственных животных, то и они будут гораздо больше подвержены различным инфекциям. Мы решили выяснить: выращиваются ли ГМ-растения в Удмуртии и кормят ли в республике скот ГМ-кормами?

Трансгенные технологии надо использовать на технических культурах — таков порядок согласования тех условий

Это официальная позиция Минсельхозпрода России. Чтобы получать, например, лен, ткань виз которого не будет мяться. Остальные исследования должны остаться «в пробирке», то есть на стадии эксперимента.

Аргументация: Во многих регионах России разрушена окружающая среда, сложно выполнить технические условия, высокий радиационный фон, и неизвестно, как в таких условиях поведут себя растения с «чужими» генами.

Но, что бы ни считали в Минсельхозпроде, реальность такова, что уже сегодня поставить в Россию продовольственные ГМ-культуры не составляет особого труда. Основная причина — прозрачность границ со странами бывшего СССР. Семена ГМ-картофеля распространялись для использования в Грузии и на Украине. Что говорить о нелегальных поставках таких культур в Россию, если нелегальные посадки ГМ-кукурузы были обнаружены даже в Германии.

Общеизвестным стал факт, что колхозники Краснодарского края, узнав о том, что закупленные ими семена картофеля являются генетически модифицированными, попросту выбросили их. Правда, в других источниках сообщалось, что  ГМ-картофель в Краснодарском крае не прижился.

УГНИИСХ заказал трем институтам, имеющим спецпитомники, техническую документацию по генетической модификации

условие роста урожаяКак ни странно, заведующий отделением агробиотехнологий Удмуртского государственного научно-исследовательского института сельского хозяйства (УГНИИСХ) Николай Васильевич Донец заверил нас в том, что в России создана комплексная система юридических и агробиотехнологических мероприятий, исключающая опасность бесконтрольного распространения ГМ-культур. Он сообщил, что в настоящее время в Российской Федерации в нескольких научно-исследовательских институтах существуют специальные питомники ГМ-культур за бетонным забором с колючей проволокой и круглосуточной военизированной охраной с собаками.

Однако, как сообщили представители Международного социально-экологического союза, побывавшие около одного из таких питомников, ничего подобного они не увидели — обычные поля в непосредственной близости от личных хозяйств. Мы далеки от мысли уличить научных сотрудников в умышленном искажении фактов. Скорее, речь идет о многообразии вариантов российской действительности.

Основная поставленная задача — сделать будущие генетические конструкции этих сортов устойчивыми к фитофторозу. От этого заболевания в отдельные годы в Удмуртии теряется до 80% урожая картофеля.

Спасение урожая — благородная цель

Но обязательно ли прибегать к генетической модификации иначе мы и «для еды» скоро начнем оформлять паспорт безопасности химической продукции? Ведь в том же УГНИИСХ успешно, например, прошли испытания сорта картофеля, который с помощью другой биотехнологии получил устойчивость к нематодам (фитогельминтам, поражающим пасленовые культуры). Но если ГМ-картофель проходит испытания за пределами республики, то другая, возможно, генетически-модифицированная культура получает в эти дни прописку в республике.

На опытном участке УГНИИСХ вблизи поселка Первомайский по заказу одного из научных институтов Центральной России проходит испытания соя сорта «Светлая» (уже в 1999 году 54% выращиваемой в мире сои были генетически модифицированы). Специалисты УГНИИСХ, в задачи которых входит «индивидуальный отбор растений из мутантной популяции» (так сказано в сопроводительных документах), уверены, что в данном случае речь идет лишь о химическом, а не генетическом, мутагенезе. Однако, как выяснилось, в сложившейся практике селекционеры вправе не сообщать, каким путем получены семена вплоть до последнего — государственного — этапа испытаний.

А мы будем есть не разработанные документы, а качественный продукт!

условие ростаМы не затронули еще одну важную составляющую сельскохозяйственного производства — животноводство. Как заверил нас руководитель Главного управления ветеринарии УР Геннадий Бурдов, сегодня в республике не применяются кормовые добавки трансгенного происхождения. Но это не говорит о том, что такие попытки не предпринимались. Так, некая голландская фирма пыталась через Министерство сельского хозяйства поставить в республику кормовые добавки с генетически модифицированными гормональными препаратами. Но нам мало показать документы, оформленные в Голландии, что продукт безопасен и его можно есть…

Однако сегодня, по словам Геннадия Бурдова, существует главное условие для отказа во ввозе какого-либо корма — это отсутствие его в Государственном Реестре. Но сам факт, что сегодня в России предложения трансгенных кормов стали реальностью, может говорить и о том, что их продавцам не везде и не всегда отказывают. Не отказывалась же Удмуртия принимать трансгенную гуманитарную помощь: ГМ-пшеницу и ГМ-сою.

Действуем по принципу: дареному коню в зубы не смотрят. А конь-то — троянский

Транснациональные корпорации (ТНК) по всему миру трубят — завалив всю прессу документацией, что производимые и распространяемые ими ГМ-культуры спасут человечество от голода. Только вот почему-то даже самые слаборазвитые страны уже хором на международном уровне отвечают им: «Спасибо, кушайте сами! Рост производства пищи вряд ли поможет тому, кто не может позволить себе купить или вырастить ее из дорогих запатентованных модифицированных семян» Теперь нужен особый подход к семенному фонду: читай инструкцию и смотри паспорт изделия, и потом думай, можно ли это есть детям? Эквивалентна ли стоимость технической документации на ГМ-продукцию и время на ее разработку здоровью следующих поколений?

Слава Богу, мы пока не на месте этих стран. Но кто не по документам, а в самом деле может гарантировать, что завтра нам за услугу по захоронению отработанного ядерного топлива (в США захоронение запрещено) не предложат по дешевке приобрести технологическую инструкцию производства такой пищи и запатентованные трансгенные семена из наших же сортов?

А пока этого еще не произошло, отправляясь на продуктовый рынок, помните, в каких странах с помощью «ускорения коммерческого интереса» ТНК уже довели площади трансгенных культур до миллионов гектаров: США, Канада, Аргентина, Австралия, Уругвай, Чили, Китай, ЮАР, Мексика, Испания, Франция, Португалия, Румыния. Кто следующий? Неужели проект удмуртских ученых поможет стать следующей в этом ряду — России? А кто за то, чтобы остаться страной вечнозеленых помидоров?