Анатомия бизнеса. Новый рынок требует качества услуг

Валерий Макаров, президент АО «Иркутскмебель»

анатомия бизнесаПроизводство мебели – один из прибыльных видов предпринимательской деятельности. Сертификация мебели необходима,  осуществляется ряд мероприятий на соответствие требованиям безопасности, по определенным стандартам. Создана программа производственного контроля за соблюдением безопасности производства и качества выпускаемой мебельной продукции.

Подписан новый контракт

Как мы уже сообщали, на днях (1997) был подписан контракт между АО «Иркутскмебель» и Европейским банком реконструкции и развития, в результате которого наши мебельщики получили право на инвестиции в сумме трех миллионов долларов.

В чем эта перспектива и как отразится подписание инвестиционного проекта на работе мебельщиков, размышляет в беседе с нашим корреспондентом президент АО Валерий Макаров.

— Валерий Аверьянович, в Приангарье десятки перспективных инвестиционных проектов. Как вы думаете, почему инвесторы остановили свой выбор на АО «Иркутскмебель»?

— Конечно, нам еще далеко до мировых стандартов по качеству и сервису, однако подвижки в работе заметны, что и решило выбор в нашу пользу. К тому же, у нас нет задолженности по зарплате. Бюджетам всех уровней, и, несмотря на широкий ассортимент продукции мировых фирм, спрос на иркутскую мебель не падает.

Внимание было уделено сертификатам качества

Прежде чем пойти на контракт, представители Евробанка и японского инвестиционного фонда на протяжении двух(!) лет изучали ситуацию в объединении. Особое внимание было уделено финансовому состоянию предприятия, вопросам маркетинга и себестоимости продукции, стратегического и оперативного планирования, состоянию оборудования и торговых связей, сертификатам качества, наконец, профессиональной пригодности команды управленцев. Так что подписание соглашения далось нам совсем не просто.

— Насколько выгоден этот контракт «Иркутскмебели»? Как и чем будете вести расчеты с инвестором?

иркутскмебель новый рынок— У нас два инвестора — Европейский банк реконструкции и развития и японская финансово-инвестиционная корпорация венчурного капитала. Поэтому заключено как бы два соглашения: по продаже акций и конвертируемых облигаций. Но в обоих случаях будем рассчитываться не деньгами, а акциями (собственностью), которые сегодня не ходят на нашем рынке. Они же берутся провести их как на российский, так и западный рынки и заработать на этом. Другими словами, инвесторы считают, что через шесть лет (по истечении контракта) наша акция поднимается в цене в три раза. Если это произойдет, мы скажем только спасибо.

Кто обеспечивает разработку, комплектацию и реализацию нового оборудования

— Оговорено ли в контракте расходование средств? Куда в первую очередь они будут направлены?

— В финансовых вопросах никаких преград инвестор не ставит. А средства пойдут в основном на новые технологии, оборудование, которое мы будем выбирать сами, на оформление декларации соответствия. Собственно, выбор уже сделан. Мы отдали предпочтение итальянской инжиниринговой фирме «LS» («Леоний и Сорелли»), которая обеспечивает разработку, комплектацию и реализацию оборудования и имеет в Москве свое представительство. С ее помощью мы закомплектовали и уже запустили в работу цех по выпуску столярного (мебельного) щита. Столярный щит из массива получен у нас впервые. Всегда он был рамочной конструкции из ДСП, фанеры, ДВП, а мебели, которая бы выпускалась полностью из массива древесины, фабрика не производила. Теперь установлено оборудование, которое обеспечивает полный цикл производства этого щита со шлифовкой его поверхности.

— Как скажется производство столярного щита на изменении моделей и оформлении мебели?

— Самим положительным образом. Мы собрали первый образец спального гарнитура из столярного щита. Модель эту мы выпускаем уже более трех лет, но новый материал преобразил ее конструкции до неузнаваемости. Его достоинство в том, что это изделие из натуральной сибирской сосны, экологически чистое и мало в чем уступает европейским образцам. Зато цена его процентов на 30 ниже.

Приобретение новых технологий — важное условия для развития мебельного производства

Сегодня мы делаем более десяти наименований корпусной мебели, семь видов спален, пять кухонь, восемь — мягкой мебели. По количеству как будто впечатляет. Однако нашей продукции недостает шарма, присущей лучшим зарубежным образцам экстравагантности. Поэтому и собираем по миру инвестиции, покупаем новые технологии. Современные материалы и оборудование позволят нам, прежде всего, исключить бросающиеся в глаза некоторые конструктивные погрешности (к примеру, угловые стяжки) в открытых емкостях и выпускать продукцию, как говорится, без сучка и задоринки.

Чистый массив — это лишь одно из наших направлений. Второе — изделия из склеенных конструкций ДВП, которые выпускает участок рельефного фасада на головном предприятии. С помощью специального мембранного пресса мы делаем новое «лицо» мебели. Автомат может вырезать на плите любой рисунок, а затем покрыть ее специальной импортной пленкой. Такие конструкции влаго- и температуростойкие, экологически чистые, долговечные. Это фасады прихожих, кухонь, детских, буфетов, спален… Эта технология позволяет делать такие фасады, которые покупатель видит в элитных магазинах.

Как решается проблема сбыта продукции

— У всех производителей страны сегодня одна проблема — проблема сбыта своей продукции. Как решается она на вашем предприятии?

новый рынок качество— Как-то к нам наведался один итальянский коллега — мебельщик. Послушал нашу беседу с заказчиком и говорит: «А если сей господин запросит стенку на полметра короче?» Мы лишь руками развели. Он засмеялся: «Вы сейчас потеряли потенциального покупателя». Подумалось, если бы только одного. Кстати, это подтверждает и статистика: лишь 7-8 процентов выпущенной в прошлом году продукции составила заказная.

Я это к чему? Сегодня мебельный рынок из-за отсутствия у людей денег заметно сузился. Выход в том, чтобы быстро и безболезненно для производства вписаться в запросы каждого отдельного потребителя. На языке маркетинга такая ситуация характеризуется как осознаваемый спрос.

— Ну и традиционный вопрос — о перспективе. Как складывается для вашей фирмы нынешний год?

— Пакет заказов сформирован. Но пока трудно загадывать, как будет у потребителей с зарплатой, финансированием.

Реализации программы технического перевооружения

Самое удручающее — это безденежье. Различного рода бартеры, взаимозачеты достигают 80 процентов в месяц. Поэтому половину зарплаты приходится отоваривать продуктами, мебелью, услугами. Это беда всех и в то же время вина самих производителей. Никто не хочет заниматься вопросами себестоимости, держать в руках ценовую политику. Ну почему продукция «Ангарскнефтеоргсинтеза» на треть дороже, чем у соседей из Омска? Почему за усть-илимское ДСП мы должны платить втрое больше, нежели за пермское? Лаки, краски, клеи, пленки намного выгодней купить в Германии, нежели у себя. Ткани из Канады везем через Санкт-Петербург, и они на 40(!) процентов обходятся нам дешевле ивановских.

Вот почему мы вплотную занялись не только инвестициями, но и техническим перевооружением, новыми технологиями, обучением кадров. Другого пути у «Иркутскмебели» просто нет — мы обречены работать качественно. Не покидает нас и надежда, что кризис в стране не может длиться вечно, рано или поздно начнется оживление экономики. И первое, куда пойдут деньги, — это на строительство жилья. Будут новоселья, значит, будет в ходу и наша продукция, наши услуги.

Беседу вел Александр Антоненко